на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




НАШ ПОДВОДНЫЙ РАКЕТНЫЙ…
Автор: Контр-адмирал запаса В.ЛЕБЕДЬКО   
Героизм и мужество советских подводников при освоении совершенно нового для них баллистического оружия вершились в мирное время, во имя сдерживания войны и потому имели выдающиеся общего-сударственное значение. Это было массовым патриотическим явлением, воспринявшим в себя лучшие флотские боевые традиции и пример в выполнении воинского долга подводников Великой Отечественной войны.

Еще не успела закончиться вторая мировая война, как Советскому Союзу была навязана "холодная война". Политической основой "холодной войны" являлась американская идея уничтожения Советского Союза, завоевания лидирующего положения в мире и утверждения своего нового мирового уклада вы всех сферах жизни. Эта политика воплотилась в создании различных военно-политических блоков, оснащенных агрессивными стратегиями, поддерживаемых гонкой вооружений, атомным шантажом, угрозами применения силы, повсеместным усилением политического, психологического и экономического давления. При этом расчет во многом полагался на укрытие США за защитным океанским барьером.

Историческая роль нашего Военно-Морского Флота и заключалась в том, чтобы преодолеть этот барьер, изменить стратегическое положение в Мировом океане, и первыми, кто это сделал, были советские подводники.

Но прежде чем это случилось, советским подводникам пришлось овладеть новым по качеству оружием, выйти на океанские позиции "холодной войны", освоить Арктику и экваториальные зоны, проникнуть в неизведанные глубины океанов, научиться защищать интересы Советского государства не только вблизи побережья, но и на просторах Мирового океана.

После окончания второй мировой войны соотношение сил на море было явно не в нашу пользу. Союзники, превратившиеся в вероятных противников , превосходили нас в основных классах кораблей в 22 раза, а по подводным лодкам -- в 2,5 раза. К тому же США обладали атомным оружием. Попытки состязаться с вероятным противником в строительстве надводного флота показали свою бесперспективность. Поэтому не сразу, но приоритет в строительстве флота был отдан подводным лодкам.

Освоение новых подводных лодок и оружия шло все послевоенное время. Совершенно новым этапом в развитии подводного флота явилось оснащение подводных лодок баллистическими ракетами. Это было результатом выдающегося коллективного трудового подвига ученых и конструкторов, инженерно-технического персонала и рабочих ряда конструкторских бюро, институтов и предприятий, во главе которых стояли талантливые руководители, организаторы и ученые С. П. Королев и В.П. Макеев, К.И. Щелкин и Е.И. Забабахин, Н.И, Пилюгин и Н.А. Семихатов, Н.А. Чарин и В.П. Арефьев, A.M. Исаев и А.Д. Конопатов, а также другие, чей труд неоценим в создании нового оружия подводных лодок, способных отныне решать совершенно новую для себя роль - уничтожать и поражать береговые объекты противника.

Параллельно с баллистическими ракетами создавались их носители. Вначале это были дизельные подводные лодки пр. АВ 611 и 629 Н.Н. Исанина, а затем атомные подводные лодки пр. 658 и 667 различных модификаций С.Н. Ковалева.

В освоении баллистического оружия можно выделить, по нашему мнению, три основных этапа:

1) освоение ракеты Р-11фм;

2) освоение ракеты Р-13, а также ракеты Р-21, как первых ракет, специально созданных для подводных лодок;

3) освоение подводных лодок пр. 667а и новых ракет - как начало создания ракетной подводно-ядерной системы.

16 сентября 1955 года впервые в мире был осуществлен пуск баллистической ракеты с подводной лодки Б-67 Ф. И. Козлова, где командиром ракетной боевой части был С.Ф. Бондин. Этот пуск обеспечивался нахождением на лодке главных конструкторов С. П. Королева и Н.Н. Исанина, разработчиков отдельных систем В. П. Арефьева, А. А. Запольского, П. В. Новожилова, И. В. Попкова, И. В. Шаскольского, Ю.А. Щербакова. На лодке находился главный инициатор создания ракетных подводных лодок заместитель Главнокомандующего ВМФ адмирал Л.А. Владимирский.

Испытания и создание ракеты Р-11фм явилось крупнейшим событи- ем в строительстве подводного флота. Первые образцы ракет таили в себе много неизвестного и непредсказуемого. Немалое мужество нужно было проявить, чтобы взять на себя ответственность тем командирам, которые были первопроходцами в этом деле. Серийные ракеты Р-11фм отстреливались с качающегося стенда в Капустином Яру и с подводной лодки Б-73 Северного флота, которой командовал И.С. Лихачев. В испытаниях и отстрелах этих первых ракет приняли участие на Севере командиры подводных лодок И. И. Гуляев, В.Г. Смирнов, В.В. Горонцов, И.Ф. Ханин, а на Тихом океане - В.А. Дыгало.

Завершающим этапом в разработке и освоении ракеты Р-11 фм явились ее первые пуски из-под воды. Эту задачу выполнили Д. Д. Янкин, а затем В. К. Коробов на подводной лодке Б-67 в августе-сентябре 1959 года.

Но в то время уже шло строительство новых дизельных и атомных ракетоносцев пр. 629 и 668 для ракеты Р-13. С созданием этой ракеты Виктор Петрович Макеев был бессменным главным конструктором всех последующих морских баллистических ракет.

Это справедливо также и потому, что к концу 1962 года от промышленности было принято 23 подводные лодки пр. 629 и только 4 пр. 658.

Несмотря на то, что за успешную отработку и испытание ракеты Р-13 приказом от 28 ноября I960 г. Главнокомандующий ВМФ поощрил 8 подводников, среди которых были Г. Г. Кудряшов, Р. Б. Радушкевич, Г. И. Каймак, Г. П. Лазуренко, С. С. Хомчик и другие, и еще 309 человек - военнослужащих и служащих различных управлений, институтов, полигона, арсенала, военной приемки от Кременчуга до Владивостока, все же первоначальная успешность стрельб оставляла желать лучшего и немало было огорчений в связи с этим, не говоря о дисциплинарных наказаниях, эадержках присвоения очередных воинских званий подводникам.

Все же к 1973 году удалось поднять успешность стрельб ракет Р-13 до 91,1% из 311 пусков ракет.

Чрезвычайно смелый и рискованный эксперимент был проведен на подводной лодке К-102 (командир - Г. И. Каймак, командир ракетной боевой части - В. Н. Архипов, командир группы управления - В. Ф. Савенко), 20 октября 1961 года этой лодкой был выполнен единственный в мире пуск ракеты Р-13 в мегатонном варианте .

Однако старт из надводного положения нарушал скрытность подводной лодки. Правительством была поставлена задача по разработке подводного старта ракеты.

Первые подводные старты Р-21 были произведены в 1961 году с подводной лодки С-229 (пр. 613-Д) под командованием капитана 3 ранга Столярова Николая Борисовича. Он был первым из подводников, осуществившим этот старт. Сергей Иванович Бочкин первый подводный старт провел 28 февраля 1962 года с подводной лодки К-142 пр. 629 Б (командир ракетной боевой части - М.Н. Конаныкин). Через год и 10 месяцев была проведена стрельба ракетой Р-21 с атомного ракетоносца К-19 под командованием В. А. Ваганова.

В освоении первого поколения атомных ракетоносцев пр. 658 настоящий героизм и мужество проявили командиры подводных лодок Н.В. Затеев, В. В. Юшков, В. И. Зверев, В. Л. Березовский, Ф.П. Митрофанов, А. И. Гришичкин, Б. И. Громов, А. П. Михайловский.

Ввод в состав флота первого в мире ракетоносца К-273 пр. 667В с межконтинентальными ракетами показал американцам, что защитного океанского барьера у них больше не существует. Первым командиром этой лодки был В.П. Фролов. Буквально за 10 лет флот принял новые ракетоносцы с новыми, еще более мощными ракетами.

Впервые за всю историю подводного флота командирам ракетоносцев В. П. Фролову, В. В. Наумову, М.Г.Толоконникову, В. И.Роговому и О.Г.Чефонову были присвоены адмиральские звания, что означало признание стратегической значительности этих новых подводных лодок и их оружия.

Но еще более значительным было создание третьего поколения подводных лодок пр. 941 и пр. 667 БДРМ. Головными лодками ТК-208 и К-51 командовали А. Ольховиков и Г. Русаков.

Тяжелый ракетный подводный крейсер пр. 941 из-за своих размеров был занесен в книгу рекордов Гиннесса.

Помню, в декабре 1982 года мне, как начальнику оперативного Управления флота, пришлось переходить из Северодвинска в Западную Лицу на головной лодке ТК-208. Когда после перехода, в штабе флота меня спросили: какое впечатление произвел на меня 941 проект, то я ответил: "Если эту лодку выставить в Москве где-нибудь рядом с Царь-Пушкой, то, смотря на нее, человечество осознанно и добровольно навсегда откажется вести какие-либо войны". Нет, авианосец в этом положении не впечатлял, а 941 проект - это было что-то необычное, серьезно устрашающее. В общем, он олицетворял силу и мощь нашего государства в целом и флота в частности. Что бы тут ни говорили об его недостатках или особенностях, но это был триумф советского подводного судостроения и ракетостроения, вершина творческого сотрудничества Сергея Никитича Ковалева и Федора Петровича Макеева.

В период освоения баллистического оружия подлинные образцы мужества и героизма проявили В. П. Кузнецов, выполнивший первый восьмиракетный залп в 1969 г.; В.Н. Ефимов, выполнивший первое проламывание льда для использования ракетного оружия подводной лодкой К-457 пр. 667 В в 1980Г.; B.Б. Яровенко, Э.Д. Балтин, Л. Р. Куверский, осуществившие стрельбу двумя ракетами при всплытии из-подо льда в 1981 г.; А. П. Еременко, В. А. Бедердинов, выполнившие ракетную стрельбу при выходе из-подо льда в Охотском море в 1988 г.

Испытания нового оружия шло параллельно с океанскими походами и выполнением задач боевой службы. Основной целью первых атомных походов ракетоносцев, помимо испытания техники и оружия, было вскрытие оперативной обстановки в океанах, уточнение характера и способов действий противолодочныхых сил НАТО и США.

Огромная ответственность лежала на командирах во время этих первых походов. Это ощущал на себе каждый член экипажа. Все понимали, что шло становление нового, необычного для подводных лодок оружия, на которое военно-политическое руководство страны возлагало большие надежды.

Автономные походы 1956-1965 годов позволили накопить опыт. И в 1966 году Северному флоту была поставлена задача осуществлять в Атлантике боевое патрулирование постоянно тремя ракетоносцами в готовности к нанесению ударов по наземным объектам противника. В связи с этим, только в 1966 году было выполнено 12 походов ракетоносцев пр. 658 и 629 на боевую службу. Число походов, как и количество целей на территории вероятного противника, непрерывно росло. Решение этих задач проходило в сложной и во все более обостряющейся военно-политической обстановке. Дело дошло до того, что в 1969 году ВГК НАТО утвердило положение, которым разрешалось уничтожать наши подводные лодки, обнаруженные и не всплывшие в радиусе 100 миль от американских кораблей. Это было беспрецедентным нарушением Женевских конвенций 1958 года о свободе мореплавания. Только после заявления Советского Правительства и учитывая все более растущий флот СССР, который тоже мог прибегнуть к адекватным мерам, американцы избрали другой путь борьбы.

Реализуя свою океанскую стратегию, они постоянно держали в окружающих нас морях 24 ПЛАРБ, 6 - 7 АМГ, крупные группировки других кораблей и авиации, организовывали противолодочные рубежи, окутывали Мировой океан стационарной гидроакустической системой "Сосус", создавали радиоэлектронные барьеры и цепочки многочисленных станций помех, поглощавших от 10 до 70 процентов боевой информации управления. Одновременно они продвигали на суше к нашим границам комплексы "Першингов-2", угрожая тем самым СССР со всех направлений. В эти годы был введен цикличный график использования ракетоносцев, которые, к сожалению, строились не в соответствии с циклом их боевого применения. Чтобы загнать ракетоносцы в цикл и выдерживать постоянно в Атлантике хотя бы 12-14 подводных лодок-ракетоносцев, требовался гигантский труд всех: личного состава лодок, штабов, институтов, заводов, органов тылового обеспечения и т.п. Малейший сбой в цикле, задержка с выходом на боевое патрулирование свыше суток - и причины, их породившие, становились достоянием высшего командования, вплоть до Политбюро КПСС.

Мы все понимали, что ракетоносцы следует убрать из активных противолодочных зон противника. И эта задача была блестяще выполнена учеными и конструкторами, инженерно-техническими работниками и рабочими, создавшими межконтинентальные ракеты и позволившими перенести наш основной ракетный потенциал ближе к своему побережью, в Арктические районы.

К началу 60-х годов мы имели в сущности слабое представление об Арктике. Плавание подо льдами, как тогда, так и теперь, таит в себе неопределенность, огромную зависимость от множества случайностей. Плавание подводных лодок подо льдами к тому же требовало совершенно необычного психологического настроя всего экипажа подводной лодки. Такой психологический настрой по своей необычности не шел ни в какое сравнение ни с одним из известных нам видом деятельности человека на Земле и даже в космосе.

Осваивать подледную Арктику мы начали с 1958-1959 годах. Это были опытные небольшие походы сначала дизельных, а затем атомных подводных лодок.

С 1962 года лодка пр. 629 отрабатывала даже элемент задачи, который включал плавание подо льдом, выход из-подо льда на чистую воду и выполнение ракетной стрельбы. Известны также первые арктические походы атомных ракетоносцев под командованием В.И.Зверева, В.Л.Березовского, межфлотские переходы с Севера на Тихий океан подо льдом ракетоносцев под командованием А.П.Михайловского на К-178 и т.д.

Всего малых или больших походов подо льдами Арктики до 1996 года наши лодки совершили около 300. Подводные ракетоносцы выполняли задачи боевого патрулирования по периметру Северного Ледовитого океана в полярную ночь: А.В.Берзин (старший В.М.Бусырев) на К-211 (пр. 667 БДР) в 1982 г.; в Белом море от начала закрытия его до вскрытия льдов весной без выхода из-подо льда: К-279 (пр. 667 Б) В.А.Журавлева и экипаж Ю.А.Голянкова в 1982-1983 гг. в течение 164 суток. В 1985-1986 гг. такую же службу повторил ракетоносец ТК-12 Ю.М.Репина и экипаж М.А.Леонтьева. Смена экипажа осуществлялась ледоколом. Боевая служба ракетоносцев выполнялась во многих районах Арктики, в том числе в море Баффина в 1983 году К-279 В.А.Журавлева, в море Линкольна в 1990 году К-424 В.В.Поникоровского

Арктика также использовалась для межфлотских переходов. Первоначально наш арктический опыт ограничивался Северным морским путем и первым ракетоносцем, преодолевшим этот 1500-мильный путь была подводная лодка Б-89 пр. АВ 611 Н.Ф.Ханина. Затем начиная с 1963 года по 1990 года подо льдами Арктики совершили переходы на Тихий океан 2 подводные лодки пр.658 и 7 лодок пр. 667 БДР. С 1973 года по 1980 год по Северному морскому пути на Дальний Восток прошли также 6 подводных лодок пр.629.

В Арктике нет и не было проторенных дорог, они всегда были различны и по-своему опасны. Поэтому каждый арктический поход был подвигом. 11 подводников за свои арктические походы были удостоены высокого звания Героя Советского Союза и Героя России.

После трансокеанского перехода в 1966 году группы атомных подводных лодок контр-адмирала А.И.Сорокина с Севера вокруг Южной Америки на Камчатку такой же беспримерный переход совершили подводники ракетоносцев в1970 году К-408 (пр.667 АУ) В.В.Привалова (старший похода контр-адмирал В.Н.Чернявин), в 1972 году К-415 (пр. 667 АУ) А.Д.Джавахишвили, в 1975 году К-171 (пр. 667 Б), Э.Д.Ломова (в составе группы лодок контр-адмирала В.К.Коробова), в 1979 году К-455 и К-490 (обе пр.667 БДР), В.М.Кузнецова и А.И.Толстолыткина (старший похода группы лодок контр-адмирал А.И.Павлов). Помимо своего политического значения, эти походы открывали новые возможности для маневра морскими стратегическими ядерными силами, создания глобальной стартовой океанской площадки и изматывание противолодочных сил противника. За эти походы В.К.Коробов, А.И.Павлов, Э.Д.Ломов и Ю.И.Таптунов были удостоены звания Героя Советского Союза.

К сожалению, успешные плавания наших ракетоносцев не обошлись без тяжелых катастроф и аварий. После войны мы потеряли 11 подводных лодок, среди которых 2 ракетоносца (К-129 и К-219). Мы воздаем должное экипажам всех этих лодок, их высоким человеческим качествам и верности подводному братству. Абсолютное большинство из них не дрогнули, не покинули свои боевые посты и до конца выполнили свой долг, проявив при этом героизм и мужество в борьбе за жизнь своих товарищей, за жизнь своих кораблей.

С 1967 по 1993 год РПК СН и РПЛ флота выполнили 2183 похода на боевую службу. Если считать, что каждый из н их длился 75 суток, то получится боевая служба ракетоносцев протяженностью в 488 лет в море. Это почти половина тысячелетия. Этот величайший подвиг советских подводников в послевоенный период приобрел общенародное значение и является государственным достоянием, как пример воинской доблести, верности своему воинскому долгу и своей Родине.

Контр-адмирал запаса В.ЛЕБЕДЬКО,
старший научный сотрудник
Военно-морской академии
имени Н.Г.Кузнецова.

 
« Пред.


поиск


подписка

ОК






изготовление кованых заборов


Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.