на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Вызов «на ковер»
Автор: Капитан 1 ранга в отставке Г.П. ЛАЗУРЕНКО   
В 1959 году на Северный флот пришли две первые дизель-электрические подводные лодки С-46 и С-80 (командиры - капитаны 3 ранга Денисов и Ситарчик), вооруженные крылатыми ракетами П-5. На каждой лодке было по две ракеты, размещенные в пусковых контейнерах легкого корпуса. После проведения государственных испытаний началась нормальная боевая подготовка личного состава с ежегодными практическими пусками ракет.

Ракеты П-5 предназначались для стрельбы по береговым целям на дальность до 300 км, имели боевую головку в обычном снаряжении, но могли нести и компактный ядерный заряд. Пуск ракет производился с надводного положения подводной лодки. Управление полетом ракеты по курсу производилось автопилотом по заданной программе, а по высоте полета - баровысотомером. Приборы такой системы не могли учитывать изменяющиеся параметры атмосферы (температура и давление воздуха, сила и направление ветра) по отдельным участкам трассы полета. Ракета подвергалась сносу ветром и колебаниям по высоте полета. В программу автопилота вводились данные параметров атмосферы, определенные по замерам в нескольких точках трассы полета заранее, до момента пуска.
Предстартовая подготовка ракет производилась за час до пуска, в подводном положении лодки, при постоянстве глубины погружения и курса лодки, равного расчетному курсу полета ракеты к цели. За 15 минут до назначенного времени пуска ракет подводная лодка всплывала в надводное положение, контейнеры приводились в стартовое положение; производился запуск маршевых двигателей ракет и затем - последовательный старт ракет с помощью стартовых ускорителей. После этого подводная лодка могла изменять боевой курс и погружаться.
При околозвуковой скорости время полета ракеты на максимальную дальность равнялось примерно одному часу. Рассеивание ракет было очень большим, и эффективность стрельбы ракетами П-5 при обычной (не ядерной) боеголовке была весьма низкой. Таковы были наши первые крылатые ракеты П-5, П-5Д для подводных лодок. Производство более совершенных приборов в то время для нашей промышленности было недоступно. Впрочем, и у американцев дела были не лучше, хотя приборы и системы для ракет были более совершенными, чем наши. И у них, примерно в то же время, была на подводных лодках, аналогично нашей, ракета «Регулюс». Но, убедившись в ее неэффективности, от этой ракеты вскоре отказались. У нас довольно долго провозились с подобными ракетами. Во время эксплуатации таких ракетных комплексов и практических стрельб бывали разные случаи. Вот один из них.
Подводная лодка вышла - по плану боевой подготовки - на практическую стрельбу из района Семи Островов по боевому полю Чижа. Июль, полярное лето, конец полярного дня. Погода - чудо. Безоблачное небо, солнце, на море - почти полный штиль. Отстрелялись, получили донесение с боевого поля о приеме ракеты, возвратились в базу. А вскоре получили с боевого поля и данные об отклонениях места падения ракеты от точки прицеливания. Оценка - вполне удовлетворительная.
На третьи сутки меня вызывают: флагманскому специалисту ракетного оружия подводных сил срочно прибыть к начальнику штаба флота (вице-адмиралу А.И. Рассохо). С чего бы это?
По прибытии узнаю - пришла жалоба от начальника маяка Святой Нос на хулигана-летчика, пролетевшего на низкой высоте бреющего полета над маяком. От рева двигателя самолета на маяке и в домике маячника вылетели стекла со всех окон. Командующий авиацией Северного флота заявил, что в этот день никаких полетов его самолетов не было. Была плановая стрельба ракетами П-5. Начальник штаба: «Ваша работа?»
Начинаем разбираться. Действительно, над маяком пролетела наша П-5. Трасса полета ракеты действительно проходила через маяк Святой Нос. В программу автопилота и баровысотомера были введены усредненные данные параметров атмосферы, замеренные в районе Семи Островов, в Гремихе и на боевом поле Чижа. Замер производился за три часа до пуска ракет. Ракета пролетала над разогретыми участками тундры, скалистых сопок и над холодными зеркалами бухт и заливов. Т.е., через холодные и теплые вертикальные потоки воздуха. Баровысотомер ракеты реагировал на изменения параметров атмосферы, которые отличались от заведенных в программу усредненных данных. Что и вызвало значительные отклонения полета ракеты по высоте, ее «бреющий» полет на очень малой высоте над маяком Святой Нос.

Капитан 1 ранга в отставке
Г.П. ЛАЗУРЕНКО


 
« Пред.


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.