на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Лучше хранить, чем потом хоронить
Автор: Капитан 2 ранга Н. КОМАРОВ.   
Стало недоброй традицией в современной России, что о существовании арсеналов и прочих складов боезапаса Вооруженных Сил общественность страны узнает после периодически происходящих там ЧП - взрывов или пожаров, обычно сопровождающихся разрушениями и жертвами. После каждого такого происшествия, будь то на Камчатке, в Приморье или на Кавказе, создаются комиссии из больших начальников, следует череда грозных приказов и директив, слетают с должностей несколько «папах»… и вскользь, скороговоркой в очередной раз сообщается, что случившееся - следствие халатности или некомпетентности служащих объекта, которым мало платят, плохо кормят и т.д. Потом все затихает. До следующего ЧП.
Проблема хранения боеприпасов, а также утилизации выслужившего свой срок взрывоопасного имущества, очень остра на флоте. Петербуржцы и кронштадтцы еще не забыли, как в апреле 2005 года «грохнули» пороховые заряды реактивных глубинных бомб в цеху утилизации боезапаса Кронштадтского арсенала. Погибла женщина, а опасные «железяки» разлетались в радиусе до полукилометра.
Боеприпасы - вещь опасная. Это аксиома. Но не дай Бог их не окажется у моряков в минуту, когда они будут остро необходимы. Без мин и торпед подводная лодка - стальной подводныйгроб. МПК - без торпед и глубинных бомб - большой прогулочный катер. Мы эту истину познавали на своей шкуре в полузабытом ныне 1941 году…
Поэтому истеричные призывы некоторых районных начальников и неумных газетенок «убрать боеприпасы с территории Кронштадта!» - по моему мнению, должны интересовать лишь психиатров.
Но жизнь порой подбрасывает столь удивительные истории на эту тему, что порой можно лишь за голову схватиться.
Впрочем, «Морская газета» о проблемах экипажа военного транспорта ВТР-92 уже писала. Более того, нам известно, что примерно такая же ситуация с хранением и перевозкой боезапаса повышенной степени готовности для кораблей и подводных лодок сложилась на Северном флоте, на Каспийской флотилии, да и, наверное, на других флотах. И все же стоит напомнить читателям, о чем идет речь.
Ключевые слова в предпоследнем предложении - «повышенной степени готовности». Именно такие торпеды, мины и другие «изделия» используются на боевых кораблях, а в случае необходимости пополнения боезапаса доставляются к их борту специальными морскими транспортами вооружения (тем же ВТР-92), экипажи которых, в соответствии с действующими нормативными документами, получают доплату к должностным окладам «за вредность». В нашем случае - получали до 2002 года. И вот уже четыре года, как надбавка в размере 25% к основному окладу, определенная Приказом МО РФ № 130 от 1993 года, выплачивается им не полностью. Суть обозначенной проблемы отражена в письме, подписанном ВрИО начальника Вспомогательного флота ВМФ РФ капитаном 1 ранга С. Лукьяновым и ВрИО начальника Службы заработной платы, охраны труда и техники безопасности ВМФ подполковником А. Чернышовым, адресованном командиру части и начальнику отделения ТЗП ЛенВМБ. Право, этот образец эпистолярного жанра заслуживает того, чтобы его прочитать внимательно.
В преамбуле письма, подписанного двумя ВрИО - начальниками, - говорится, что предназначением ВТР-92 является снабжение кораблей торпедами, минами и прочими боеприпасами, и в случае перевозки взрывчатых веществ экипаж может рассчитывать на выплату 25% прибавки к окладу. Далее же следует пассаж, который просто необходимо процитировать: «Функции хранения боезапаса не входят в предназначение военно-транспортных судов (морских транспортов вооружения), в связи с чем распространять на членов экипажа ВТР-92 положение о выплате указанной выше доплаты за период использования транспорта для хранения торпедного и минного боезапаса законных оснований не имеется.
Командованием и соответствующими службами ЛенВМБ должен быть решен вопрос о хранении боезапаса в предназначенном для этих целей хранилище…
С содержанием настоящего письма просим ознакомить капитана ВТР-92 В.И. Денисенко».
То есть, хранить нельзя, возить! Или погруженные на борт «изделия», в случае, если винт судна не вращается, считаются безопасными. И вообще - перевозка может не включать в себя время погрузки боезапаса, ожидание вызова…
И все-таки эта словесная казуистика ни при чем. Просто московские начальники, дотошно следуя букве приказа, сэкономили чуточку фонда заработной платы. Вроде мелочь, а приятно. Тем более что бережное расходование финансовых фондов входит в их служебные обязанности.
Попытки командования части и уже бывшего капитана судна В. Денисенко вернуть доплату экипажу за хранение опасных «изделий» на борту судна в получасовой готовности к выходу результата не принесли. Безуспешными были и обращения экипажа в суд. Раз в соответствующем приказеМО есть слово «перевозка», но нет расширенного толкования термина «хранение», - бессмысленно искать правду и в суде.
А теперь попробуйте с одного раза догадаться, что будет, если служащему ВМФ урежут на четверть его очень скромную зарплату. Правильно, пошумит, поругается и… уволится. Вот поэтому на ВТР-92 ныне хронический некомплект и без того небольшого экипажа. А порядок на судне поддерживается благодаря ответственной и даже самоотверженной работе капитанов, в прошлом боевых офицеров В. Денисенко (недавно уволившегося) и А. Долматени, старпома судна, в прошлом командира авианесущего корабля, Н. Мелаха и других. Эти люди хорошо понимают, что не бочки с кислой капустой хранятся у них в трюме и к своим обязанностям относятся добросовестно. Но сколько же можно еще и еще раз эксплуатировать ответственность офицеров запаса?
У этой проблемы есть и чисто экономический аспект. В случае невозможности хранения электрической торпеды на борту ВТР ее необходимо перевозить в арсенал. Там «изделие» разбирается и хранится раздельно. В случае необходимости —торпеду вновь собирают, заряжают АКБ, проверяют системы и направляют в часть. Это занимает несколько суток, а главное, учитывая, что флотский Арсенал предприятие хозрасчетное, стоит немалых средств. Так, подготовка всех «изделий», входящих в боекомплект ПЛ, «влетит» отделу вооружения ВМБ в сумму более миллиона рублей. Сумма же увеличения на 25% годового фонда зарплаты небольшого экипажа ВТР-92 в разы меньше.
Странная у нас в стране получается «экономия». Еще более странной, если не сказать по-другому, у нас вырисовывается т.н. проблема принятия решения. Ситуация предсказанная «антизаконами Мэрфи»: мелкий клерк - контролер, скрупулезно выполняя требования всех своих инструкций и предписаний, может на железной дороге организовать столкновение поездов.
В нашем случае, ответственное решение, связанное с обеспечением хранения и перевозки боезапаса повышенной готовности, принимают должностные лица, никаким боком не отвечающие за хранение, перевозку боезапаса и, может быть, никогда в жизни не видевшие снаряженную к боевому применению донную мину. И не им, разумеется (не дай Бог!), нести ответственность за возможное ЧП с боезапасом…
Впору вспомнить слова генерала М. Драгомирова: «Армией мирного времени у нас командуют адъютанты и интенданты».
Пожалуй, докомандуются...

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.