на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




В НЕБЕ НАД БАЛТИКОЙ
Автор: Капитан 1 ранга Сергей Апрелев   
Судьба, а точнее расписание вылетов на Цюрих забросило профессора Зелингера в мой дом. Просматривая кадры прошедшей "Войны в Арктике 1939-1945" он вдруг посетовал, что один из его друзей вот уже пятьдесят лет безуспешно пытается найти русского летчика, сбившего его самолет над Балтикой. Обращения в архивы оказались безрезультатными. "Попробуем помочь", - сказал я, удивляясь собственному нахальству, и вот что из этого вышло.

Судьба, а точнее расписание вылетов на Цюрих забросило профессора Зелингера в мой дом. Просматривая кадры прошедшей "Войны в Арктике 1939-1945" он вдруг посетовал, что один из его друзей вот уже пятьдесят лет безуспешно пытается найти русского летчика, сбившего его самолет над Балтикой. Обращения в архивы оказались безрезультатными. "Попробуем помочь", - сказал я, удивляясь собственному нахальству, и вот что из этого вышло.

Имя бывшего немецкого летчика Анри Даннемарк. Бельгиец по национальности, он был мобилизован в Люфтваффе, как только немцы в 1940-м захватили его страну, Анри служил бортмехаником на летающей лодке "Дорнье-24". Задачей его части - 2-й морской спасательной эскадрильи, базировавшейся на Ревель (Таллин), было спасение летчиков, сбитых над морем, а таких становилось всё больше. 7 июня 1944 г. летающая лодка "До-24" Т-3 (DT+HA) вела поиск сбитых экипажей над Финским заливом к северо-востоку от Нарвы. Примерно в 12.20 от пролетавшего вдалеке крупного соединения Советских ВВС отделились две пары истребителей, один из которых атаковал "дорнье". Даннемарк вспоминает, что поначалу они приняли эти самолеты за свои, но в тот момент, когда экипаж разглядел на крыльях красные звезды, истребитель открыл огонь, завершивший боевой путь летающей лодки. Трехмоторный гигант ударился о воду и вскоре затонул. Бельгиец не помнит, как он выбрался из тонущей машины и очутился на спасательном плоту. Какое-то время спустя он очнулся от боли и, с трудом раскрыв глаза, увидел над собой небо, где продолжался ожесточенный воздушный бой. Через несколько часов раненого летчика подобрала немецкая летающая лодка, и он вновь потерял сознание. Раны оказались серьезными, поэтому после госпиталя двадцатисемилетний Анри Даннемарк вернулся в родной город, где проживает и по сей день. Все эти годы он мечтал разыскать советского пилота, пригласить в гости и вспомнить за стаканчиком доброго вина суровую военную годину.

Искренне жаль, что мы так поздно включились в поиск. Проводив Франца Зелингера, я сразу же обратился за помощью к бывшему Командующему ВВС СФ генерал-лейтенанту в отставке В.Е.Ручкову, прекрасно понимая, что многие вопросы ему будет решить гораздо проще. Любезнейший Виктор Евтихиевич обещал помочь и тут же связался со своими боевыми друзьями в Москве. Не далее чем через пару недель поиски увенчались успехом. Ныне здравствующий генерал-лейтенант авиации Василий Федорович Голубев опубликовал к 55-летию Победы свою новую книгу "Во имя Ленинграда", рассказывающую о летчиках истребительной авиации Балтийского флота. К глубочайшему сожалению, большинства участников этих событий уже нет в живых, но остались их имена и бессмертные подвиги...

В начале июня 1944 года советское командование приступило к проведению Выборгской операции целью которой являлось освобождение северной части Ленинградской области силами правого крыла Ленинградского фронта во взаимодействии с Балтийским флотом. Первой гвардейской авиадивизии ВВС БФ надлежало в ходе наступления прикрывать действия наших войск на северном побережье Финского залива, и особенно высадку морских десантов. При этом было необходимо поддерживать завоеванное превосходство в воздухе в районе Нарвы и западнее острова Лавенсаари, где проводилось интенсивное траление фарватеров.

Активность германской авиации резко возросла наряду с оживлением морских перевозок противника между Таллином, военно-морской базой Котка и портом Хамина. Значительно усилились корабельные дозоры немцев в средней части Финского залива и бухте Кунда. Над группами наших тральщиков постоянно завязывались воздушные бои.

Генерал-лейтенант В.Ф.Голубев, тогда командир 4-го ГИАП, вспоминает: "...Утром 7 июня локаторы обнаружили в 150 километрах западнее острова Лавенсаари три воздушные групповые цели. Они быстро приближались, следуя на высоте около шести тысяч метров. В это время на прикрытии тральщиков находилась шестерка Ла-53-го ГИАП. Передовой пункт управления дивизии, переведенный на Лавенсаари, поднял дополнительно по два звена от каждого полка, направив их в район действия кораблей. Через несколько минут наши истребители обнаружили три восьмерки ФВ-190. В бой вступать они не торопились. "Фокке-вульфы" дважды пытались оттянуть наши самолеты от тральщиков... Не успел смениться наш патруль, как противник повторил свой прием. Пришлось вновь поднять усиление. И опять, не приняв боя, противник отошел на запад, продолжая кружить на большой высоте, и мы были вынуждены держать над кораблями лишние две эскадрильи.

За два тревожных подъёма в двух полках мы значительно разрядили свои силы, которые могли подготовиться в новый вылет не раньше чем через 45-60 минут. Только теперь стал понятен замысел врага. Он уже летел двумя большими группами с усиленным прикрытием в сторону тралящих кораблей... В налете принимали участие пятьдесят бомбардировщиков и около сорока истребителей. С нашей стороны в воздухе оказалось сорок четыре Ла-5. И вновь, как и 6 мая, завязался бой одновременно в двух местах: над тральщиками и у острова Лавенсаари.

Разобраться в этой жестокой схватке, где свои, а где вражеские самолеты, было очень трудно. Скоротечность и маневренность были таковы, что взять управление боем кому-либо из старших командиров просто не было возможности. Успех боя решали зоркость, сообразительность и отвага летчиков, взаимовыручка, умение командиров звеньев. Ведь драться приходилось одновременно с вражескими истребителями и бомбардировщиками, которые действовали с большим упорством. Четыре тральщика, правда, были повреждены, но и немцы потеряли восемь бомбардировщиков и шесть истребителей. Наши потери в обоих полках составили три летчика и четыре самолета...

В разгаре воздушного боя радиостанция подслушивания, настроенная на волну фашистских самолетов, перехватила переговор экипажей "юнкерсов" с береговым командным пунктом и другим неизвестным самолетом. "Юнкерсы" передавали номера квадратов, где плавают сбитые летчики. А когда наши заходили на посадку, КП полка принял сообщение от командира дивизиона тральщиков: "Северо-западнее 10-12 километров наблюдаю на воде гидросамолет, над ним летают шесть "ФВ-190". Стало ясно - немцы подбирают сбитых летчиков. Этого они раньше никогда не делали.

Не ожидая новых сообщений, я поднял последнее резервное звено, которое по своему составу было на редкость удачным. Ведущий - командир звена лейтенант Шестопалов, ведущий второй пары - тоже командир звена лейтенант Потемкин. Через минуту сводное звено вылетело.

- "Ноль четырнадцатый". "Ноль шестнадцатый"! (позывные Шестопалова и Потемкина.) Высота тысяча пятьсот, севернее группы "пахарей" десять-пятнадцать километров гидросамолет подбирает плавающих. Прикрытие шесть "сто девяностых". Уничтожить подборщика. Я - "Тридцать третий", - передал я команду своим позывным.

Вас понял. Я - "Ноль четырнадцатый", - ответил Шестопалов.

На КП полка собралось все руководство. Минут через пять в настольном динамике послышался голос Шестопалова:

- Саша, смотри, внизу правее взлетает большой! Атакуем прикрытие, он не уйдет.

И голос Потемкина:

- Коля, атакуй первую пару, я - вторую.

Атаки Шестопалова и Потемкина, как мы узнали чуть позже, оказались снайперскими. Два "фокке-вульфа" упали в воду, остальные шарахнулись в стороны. Нелегко им было спасать подопечного, имея над собой четверку "лавочкиных"...

Коля! Коля! Задержи "тупорылых", я прорвусь к большому - это "Дорнье-24", снова донесся спокойный голос Александра Потемкина.

"Молодцы гвардейцы!" - хотелось крикнуть в микрофон, но мешать им сейчас было нельзя, успех боя решали мгновения. Лишь мысленно представлял, что они там творят: Шестопалов, имея преимущество в высоте, атакует пару ФВ-190, которая ближе к Александру, а Потемкин, дав полную мощность мотору, со снижением на попутно пересекающемся курсе атакует большого и одной длинной очередью хлещет по левому мотору и пилотской кабине. Повторной атаки не потребуется - Потемкин один из лучших снайперов. "До-24" кренится на левое крыло, зацепляя за воду и взметнув несколько водяных столбов, скрывается, оставив на поверхности белую пену и какие-то обломки.

И снова в динамике голос Потемкина:

- Коля! Все в порядке, развалился на куски, что-то плавает. Сейчас атакую "тупорылых" снизу, не перепугай.

Ждем, затаив дыхание...

- "Тридцать третий"! Я - "Ноль четырнадцатый"! Задание выполнено - сбиты два "фокке-вульфа" и "дорнье". Высылайте спасательный катер, на воде есть люди. Нахожусь над местом боя.

- "Ноль четырнадцатый", молодцы! Катер на внешнем рейде у Лавенсаари, выходит. Одной парой помогите ему найти место. Вам высылаю смену. Я - "Тридцать третий".

- Через полчаса звено Шестопалова произвело посадку, и вскоре летчики, возбужденные и радостные, доложили все подробности боя, подтвердив мои догадки...

- Более шести часов мы продолжали прикрывать поисковый торпедный катер. Он избороздил весь район возможного приводнения летчиков. И лишь на месте падения "дорнье" подобрал кислородные подушки, куски каких-то деревянных деталей и китель светло-серого цвета с множеством орденских ленточек и погонами немецкого полковника. Значит, не случайно фашисты проявляли в этом налете такое упорство - их вел командир высокого ранга.

К концу дня, когда улеглись все волнения, в полк прибыли командир дивизии полковник Корешков и начальник политотдела авиации флота генерал-майор Сербин. Причину их внезапного появления мы пока не знали...

- Ну, что вы тут натворили, отцы командиры? - улыбаясь спросил Владимир Степанович.

Я ответил шуткой, хотя и не совсем понимал, о чем речь:

- А что мы можем натворить без ведома и указаний старших "отцов"?

- Сейчас узнаете, - ухмыльнулся Сербин. - Собирайте весь личный состав...

Я подумал, что должно быть начинается операция, к которой мы тщательно готовились более трех недель, но спрашивать не решился... Полк был построен, сейчас все будет ясно. Генерал Сербин, приняв рапорт начальника штаба, обратился к гвардейцам:

Товарищи! 25 июня 1941 года Алексей Касьянович Антоненко в таллинском небе сбил "юнкерс". Он первым открыл счет авиаторов Балтики. Почти три года первая гвардейская авиадивизия ведет упорную и беспощадную борьбу с фашистскими захватчиками, увеличивая счет воздушных побед. А сегодня командир звена Александр Потемкин в одном бою сбил два самолета и довел счет до тысячи...

Командир дивизии попросил выйти из строя участников последнего боя. Вышли, волнуюсь, лейтенанты Шестопалов и Потемкин со своими ведомыми. Храбрецы немного терялись в торжественной обстановке, смотрели поверх голов, переминались с ноги на ногу, аплодисменты смутили их окончательно. Полковник Корешков крепко обнял каждого из них, а Потемкина, растерянно шагнувшего к нему навстречу, трижды поцеловал... Затем он прищурился и достал из кармана темно-синего морского кителя четыре пары офицерских золотых погон и вручил их победителям боя:

- Ну вот, уважаемые "тысячники", теперь в новом, внеочередном, воинском звании наводите страх на врага и крушите его по-гвардейски.

После митинга все кинулись качать именинников, и столько было неподдельной радости и молодого веселья, словно и не предстояло им через два дня идти в смертный бой...

9 июня начиналась Выборгская операция. К вечеру 20-го Выборг пал.

За двенадцать суток непрерывных боев авиадивизия не потеряла ни одного летчика, ни одного самолета и в числе тридцати трех наиболее отличившихся соединений получила наименование Выборгской.

Вот с такими людьми приходилось встречаться в воздухе господину Даннемарку и его коллегам. Ему повезло, и он выжил в войне, но не суждено ему встретиться на мирной земле ни с Александром Потемкиным, ни с Николаем Шестопаловым. Не так давно оба героя-ветерана умерли. Я сообщил ему обо всем, что узнал, по телефону. Послышался глубокий вздох, а затем:

- Может быть, ко мне сможет приехать генерал Голубев.

Почему бы и нет. В свои 87 лет Герой Советского Союза Василий Федорович Голубев еще полон сил и творческих планов. Ему и решать.

Капитан 1 ранга Сергей Апрелев.

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК






лирика


Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.