на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




ПОДВИЖНИК РОМАНТИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ
Автор: Редакция   
Что знает нынешняя флотская молодежь о том, как жили, служили, воевали и побеждали в годы Великой Отечественной войны те ныне ещё здравствующие бывшие военные моряки, которых принято называть уважительным словом - ветераны? Скорее всего, после многолетней кампании по дегероизации нашего общества, проводимой так называемыми независимыми средствами массовой информации, ничего. В лучшем случае - почти ничего. И это печально. Ведь такого рода знание - не просто удовлетворение человеческого любопытства. В определенной степени оно делает молодых воинов сопричастными к истории развития отечественного флота в частности и Российского государства в целом, является своеобразной эстафетной палочкой добрых традиций, передаваемой от одного поколения к другому. Ветеранов с яркими, необычными биографиями в Санкт-Петербурге немало. И ни одна из них не должна кануть в Лету. Ведь на это и рассчитана жизнь. В противном случае она не имела бы смысла. Даже о злодеях надо помнить в назидание будущим поколениям. А уж о заслуженных людях - в особенности. Об одном из таких ветеранов, капитане I ранга в отставке Петре Ивановиче Макееве, и пойдет сегодня рассказ нашего специального корреспондента Валерия Никонова.

Жизнь капитана I ранга в отставке Петра Ивановича Макеева - своеобразный живой мост, переброшенный из эпохи Российской Империи в нынешнее время, когда на календаре истории уже значится начало XXI века. Направляясь на беседу со своим героем, я уже знал, что он родился в Петербурге в 1908 году. На его глазах рухнул старый мир, строилось новое государство рабочих и крестьян, шло возрождение и становление флота, в повышение боеготовности которого Петр Иванович тоже внес свою определенную лепту. Под бело-голубым краснозвездным флагом он участвовал в Великой Отечественной войне, затем был направлен в Военно-морскую академию, где занимался подготовкой командно-инженерных кадров для Военно-Морского Флота...

Что и говорить, завидная судьба у Петра Ивановича Макеева. Тем не менее именно она-то и усложняла решение моей задачи: в рамки одного газетного материала предстояло уложить биографию человека, которая писалась более 90 лет. То есть среди огромного количества дат, событий, свершений мне следовало выделить: что же в его судьбе было главным, а что - второстепенным? Кто за многие годы службы на флоте являлся для него жизненным ориентиром? Чьи слова, распоряжения воспринимались как руководство к действию? Короче говоря, в предстоящей беседе надо было из множества связующих нитей увидеть ту основную, следуя за которой можно было проследить жизненный путь, пройденный капитаном I ранга в отставке Макеевым, и на основе этого сделать соответствующие выводы.

Справиться с возникшей журналистской головоломкой помог сам Петр Иванович, который, как оказалось, несмотря на свой довольно-таки солидный возраст, обладал удивительной памятью: все основные исторические даты, имена и отчества друзей своей юности, военной поры, не говоря уж о последних десятилетиях, произносил легко, словно повествовал о том, что произошло с ним только вчера. В результате такого душевного разговора в нашей беседе начал вырисовываться узор сложной, но счастливой судьбы бывшего военного моряка.

Итак, путь Петра Ивановича Макеева на флот начался с поступления в специальное Военно-морское подготовительное училище, где мальчишки, учившиеся в школах после разрушительной гражданской войны, могли значительно повысить свой общеобразовательный уровень, а затем успешно сдать вступительные экзамены в Высшее военно-морское учебное заведение. В 1927 году он становится курсантом прославленного училища имени М.В.Фрунзе. Окончив его в 1931 году, получает звание командира Рабоче-Крестьянского Красного Флота и убывает для прохождения дальнейшей службы на Черноморский флот. К этому времени туда переводится бывший корабль русского императорского флота «Севастополь», переименованный новой властью в «Парижскую коммуну». Линкор обладал по тем временам мощным вооружением, и молодой военмор стал командиром башни 305-мм орудий.

В 1932 году Япония оккупировала северную Маньчжурию, и на Дальневосточных рубежах молодой республики возник очаг военной напряженности. Для усиления наших границ на берега Амура были направлены флотские специалисты. В их числе оказался и Петр Иванович Макеев, которому на Амурской флотилии сразу же пришлось восстанавливать разрушенные в годы гражданской войны мониторы царской постройки «Смерч» и «Шквал», после переименованные в героев гражданской войны Вострецова и Треандафилова.

В 1937 году командир БЧ-2 Петр Макеев становится командиром монитора «Ленин», который после этого два года держал первенство по всем флотилиям Советского Союза. Во время нападения японцев в районе озера Хасан этот монитор окажется в гуще боевых действий: военные моряки будут доставлять нашим воюющим на суше частям боеприпасы, пополнение, вывозить раненых. С этой задачей экипаж монитора «Ленин» справится блестяще и будет отмечен в приказе командующего Амурской военной флотилией Филиппа Сергеевича Октябрьского.

В предвоенные годы Политбюро во главе с товарищем И.В.Сталиным очень интересовалось состоянием РККФ. И в 1938 году в Москве был проведен расширенный Военный совет, на который были приглашены командующие всех флотов и флотилий, а также лучшие командиры кораблей и комиссары. Тревогу руководства страны можно было понять: к тому времени фашистская Германия уже захватила Австрию и часть Чехословакии. Было ясно, что большая война в Европе уже не за горами. В Наркомат ВМФ вместе с командующим Тихоокеанским флотом Николаем Герасимовичем Кузнецовым и командующим Амурской флотилией Филиппом Сергеевичем Октябрьским прибыл и командир монитора «Ленин» Петр Иванович Макеев.

Заслушивание командующих о состоянии вверенных им флотов и флотилий Сталин принял решение провести в Кремле. По словам Петра Ивановича Макеева, всем участникам расширенного Военного Совета выдали пропуска, и они в назначенное время прибыли в Свердловский зал Кремля. Туда пришли и все члены Политбюро, занявшие места за столом, установленным на сцене, по которой ходил и курил свою трубку сам Иосиф Виссарионович. Особый интерес у Сталина вызвал доклад командующего ТОФ Н.Г.Кузнецова, сделавшего акцент на только закончившихся боевых действиях у озера Хасан. Николай Герасимович Кузнецов заострил внимание членов Политбюро на исключительно важной роли флота по перевозке боеприпасов, живой силы, своевременному вывозу из мест боевых действий раненых бойцов и командиров.

Сталин очень внимательно слушал командующего Тихоокеанским флотом, которому к тому времени было всего лишь 34 года. Видимо в тот момент Николай Герасимович произвел должное впечатление на умудренного жизненным опытом вождя. Наверное, потому, по окончании совещания командующего ТОФ Кузнецова, не успевшего доехать до Владивостока, отозвали в Москву, где и состоялось его назначение на должность наркома ВМФ. А остальные участники расширенного Военного Совета по прибытии на места службы начали с удвоенной энергией повышать боеготовность флота.

В 1939 году командир отличного монитора «Ленин» Петр Иванович Макеев направляется в Военно-морскую академию, где поступает на командный факультет. Там его и застало начало Великой Отечественной войны. По выпуску он назначается в оперативный отдел штаба главной базы Краснознаменного Балтийского флота, находившейся в те годы в Таллине. С тех пор штабная работа становится его профессией и призванием.

По прибытии в Таллин он доложился начальнику штаба КБФ контр-адмиралу Юрию Александровичу Пантелееву. Разговор с ним был коротким.

- Значит, академики к нам прибыли,

- пожимая руку Петру Ивановичу, сказал контр-адмирал Ю.Пантелеев, - это хорошо. Приступайте к работе.

Лаконичность начальника штаба КБФ объяснялась просто. Обстановка в районе главной базы флота ухудшалась с каждым днем. Вторгнувшись в первых числах июня на территорию Эстонии, немцы развернули стремительное наступление на Таллин. И уже 7 августа, прорвав оборону, вышли на берег Финского залива в районе Кунда, расчленив силы наших войск на две части. В штабе флота КБФ в обстановке строжайшей секретности начал готовиться план по эвакуации сил флота и советских войск в Кронштадт.

А затем был печально известный Таллинский переход. Учебный корабль, на котором находился Петр Иванович Макеев, замыкал конвой, состоявший из 12 транспортов. По Божией воле он не ушел на дно во время «светопреставления», устроенного фашистской авиацией 29 августа 1941 года в районе острова Гогланд. По прибытии в Кронштадт Петр Иванович снова придет представляться контр-адмиралу Юрию Александровичу Пантелееву.

- Так ты, оказывается, жив! - воскликнет адмирал, и Пётр Иванович почувствует его сильные ладони на своих плечах. - А мне доложили, что ваш корабль бомбой накрыло. А ты живздоров! Молодец! Обрадовал меня. Пойдешь в оперативный отдел штаба обороны. Сейчас там люди позарез нужны.

А через некоторое время Петра Ивановича переведут в штаб военно-морской базы, где он будет принимать участие в разработке десантных операций в Стрельне и Петергофе.

В 1943 году СССР, верный союзническим договоренностям с государствами антигитлеровской коалиции, начнет подготовку к войне с милитаристской Японией. Как перспективный, подающий надежды штабной работник, капитан 2 ранга Петр Иванович Макеев был переведен в четвертый отдел оперативного управления Главного штаба ВМФ. Тогда там под руководством капитана I ранга Владимира Афанасьевича Касатонова шла напряженная деятельность по разработке, подготовке и корректировке оперативных документов, планов боевых действий в предстоящей войне с Японией силами Тихоокеанского флота и Амурской флотилии.

Как отметил в нашей беседе Петр Иванович, с начальником отдела ему повезло. Капитан I ранга Владимир Афанасьевич Касатонов обладал обостренным, но доброжелательным взглядом на людей. Он сразу давал понять своим подчиненным, что ему нужны не попутчики по службе, а единомышленники, не те офицеры, которые служат, чтобы жить, а те, кто живет, чтобы служить. А служить в Главном морском штабе пришлось, как говорится, на полную катушку, и днём и ночью. Ведь, как известно, в годы войны Сталин работал в Кремле до четырех часов утра. Соответственно, и все наркомы тоже находились в своих кабинетах. При этом работники оперативных отделов также были в постоянной готовности явиться в Кремль с любыми документами, с которыми вдруг захочет ознакомиться Иосиф Виссарионович Сталин. В результате этого ночные бдения стали для всех офицеров штаба образом жизни.

Под руководством капитана I ранга Касатонова Петр Иванович Макеев прошел хорошую школу нравственности. Владимир Афанасьевич учил, что между ним и подчинёнными не должно быть ни малейшей неискренности. Ибо честность воспитывается честностью, мужество - мужеством, равно как и неискренность - неискренностью. В последнем Петр Иванович Макеев убедился на собственном опыте, когда выполнял обязанности начальника четвертого отдела капитана I ранга В.Касатонова, убывшего в служебную командировку на Дальний Восток. Уже через пару дней ему по внутреннему телефону позвонил начальник оперативного управления Главного морского штаба контр-адмирал В.Богденко и попросил доставить ему совершенно секретный план постановки минных заграждений в заливе Петра Великого, с которым, по его словам, хочет ознакомиться нарком ВМФ Николай Герасимович Кузнецов. Капитан 2 ранга Макеев принес папку с документами. В это время в кабинете раздался звонок, контр-адмирал Богденко снял трубку, и Петру Ивановичу стало ясно, что начальник оперативного отдела разговаривает с наркомом ВМФ. Положив телефонную трубку, контр-адмирал Богденко взял в руки папку и, не расписавшись о получении совершенно секретных документов, почти выскочил из кабинета. Все произошло так быстро, что Петр Иванович и глазом не успел моргнуть.

Прошло два дня. Совершенно секретные документы в отдел так и не поступили. И тогда Петр Иванович сам пришел в кабинет начальника оперативного управления и напомнил ему, что тот не расписался за получение плана постановки минных заграждений. Контр-адмирал Богденко открыл свой сейф, порылся в нем, а потом сказал, что не брал у Петра Ивановича никакого плана. Пётр Иванович был потрясен таким ответом. Собрав все нервы в кулак, он направился лично к наркому ВМФ Николаю Герасимовичу Кузнецову. В его канцелярии он попросил адъютанта поискать папку с документами, которую должен был привезти начальник оперативного управления. В сейфах канцелярии документов тоже не оказалось. Адъютант предложил подождать Николая Герасимовича Кузнецова, который с минуту на минуту должен был прибыть из Кремля.

Действительно, нарком ВМФ вскоре появился в своем кабинете. Адъютант доложил ему о том, что в приемной находится офицер четвертого отдела оперативного управления, Петр Иванович был приглашен в кабинет. Николай Герасимович Кузнецов открыл свой сейф, достал знакомую папку с планом и спокойно передал ее в руки капитана 2 ранга Макеева.

Когда капитан I ранга Касатонов прибыл из Владивостока, Петр Иванович, памятуя, что между начальником и подчиненным должны быть честные взаимоотношения, доложил ему о произошедшем случае. Владимир Афанасьевич спокойно выслушал, а затем почти по слогам произнес примерно следующее:

- У каждого начальника может произойти умопомрачение, во ты должен был заставить даже Верховного Главнокомандующего расписаться за получение совершенно секретных документов!

Капитан I ранга Касатонов здорово пожурил своего подчиненного, но никаких оргвыводов делать не стал, зная честность и преданность флоту Петра Ивановича Макеева. А весной 1945 года Петр Иванович тяжело заболел: сказалась ленинградская блокада, которую он переживал вместе с жителями города с 1941 по 1943 годы. После выздоровления он получил направление на кафедру оперативного искусства Военно-морской академии и убыл в Ленинград. В городе на Неве началась его научная деятельность. Он защитил кандидатскую диссертацию, стал доцентом. В 1962 году в качестве военного советника был направлен в Народный флот Германской Демократической Республики для организации морского факультета при немецкой военной академии. Через пять лет капитан I ранга Макеев снова возвращается в Военно-морскую академию, а в 1968 году уходит в запас.

Довольно долго я беседовал с Петром Ивановичем Макеевым. А потом спросил его, чего бы он хотел пожелать тем военным морякам, которые в новом столетии приумножают славу Российского флота?

- Помнить прошлое, - сказал Петр Иванович. - Мы должны знать и помнить свое прошлое не таким, как его сейчас преподносят так называемые независимые телеканалы, а каким оно было на самом деле. Добрая память рождает и веру в доброе будущее. А прошлое у нас великое. Возрождая великое прошлое, люди сами становятся великими.

В этом году капитану I ранга в отставке Петру Ивановичу Макееву исполняется 93 года. Пожелаем ему до ста лет жить без старости.

Валерий НИКОНОВ.

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК






скандальные новости шоу бизнеса http://biznes-center.com


Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.