на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Не пустует мостик капитана
Автор: Елена ЗАХАРЧЕНКО   
29 июля, в День Военно-Морского Флота, в храм святого преподобного Серафима Саровского, что известен многим жителям не только Санкт-Петербурга, но и других городов нашей области, России как особенно намоленный, ведь он не закрывался ни на день даже во время блокады, придут моряки. Не только помолиться и принять участие в поминовении героев-моряков, погибших на подводной лодке «Курск», у места их захоронения, но и для того, чтобы хотя бы мысленно получить наставление от глубокочтимого ими священника протоиерея Василия Ермакова, чья могилка, вся в цветах, находится за храмом, неподалеку от алтаря, где столько лет служил отец Василий...
К его ногам, провожая любимого пастыря в последний путь, моряки положили священный Андреевский флаг - в знак глубокой любви и почитания его молитвенных трудов. И в память того, что долгое время в тяжелые послевоенные годы отец Василий Ермаков служил в Николо-Богоявленском кафедральном морском соборе, его морская душа, привыкшая к тревогам и штормам житейским, способна была спасать и спасала не раз многих верующих и даже неверующих людей. И неслучайно к нему на похороны прибывали многочисленные благодарные чада духовные и просто любящие его люди из разных районов города, Ленинградской области, даже из соседних областей - Архангельской, Мурманской, Новгородской...
Лицо любимого многими священника и дорогого человека было, как положено при похоронах духовенства, прикрыто... И, возможно, поэтому, а также потому, что не хотелось расставаться душою с этим дорогим для многих из нас человеком, не оставалось ощущения смерти, мрака. Наоборот, - над ночным храмом сияли необыкновенно красивые зимние звезды, люди как-то особенно тепло здоровались друг с другом, общались, выражали соболезнования.
Он скончался ночью 3 февраля, когда в Москве еще шли XV Международные Рождественские Чтения, и великое множество людей радовалось прошедшему недавно в Храме Христа Спасителя концерту православной музыки, где выступали хоры и солисты из разных городов и весей России, стран ближнего зарубежья. А потом была, как обычно, паломническая поездка в Троице-Сергиеву лавру. И уж, конечно, никто не думал, что именно в эти светлые, радостные дни скорбь постигнет множество духовных чад и просто огромное количество православных людей, которых окормлял отец Василий, давал им духовные советы и наставления. Некоторые искренне почитали и почитают его как старца, духоносного и далеко видящего будущее людей, умеющего помогать им в самых сложных жизненных ситуациях. Особенно беспокоился отец Василий за судьбу православного прихода в Сосновом Бору, где, наконец, вознесся над обычными домами соборный красавец-храм в честь иконы «Неопалимая Купина». Открылось и православное духовное братство в Военно-Космической академии имени Можайского. В мае нынешнего года православной общиной был торжественно установлен памятный поклонный крест на месте взорванного в тридцатые годы храма в честь святого апостола Матфия. Прихожанкой этого храма некогда была прославленная на весь мир святая Ксения Петербургская... Конечно, эти подвижнические труды совершали разные люди, не лично отец Василий, но они, возможно, и смогли сделать что-то важное, хорошее благодаря благословению уважаемого ими священника, его горячим молитвам об успехе того или иного начинания. А всех дел и не перечислишь, в которых так или иначе он непосредственно участвовал, благословлял, руководил, а то и строго спрашивал, если видел, что неправильно идет ход тех или иных событий.
В особенно важных случаях отец Василий принимал группы имеющих дерзновение в православном делании людей в трапезной храма. И не случайно в трапезной храма красуется подаренный батюшке большой Андреевский флаг. Такой же белый флаг с перекрестными синими линиями был положен и у его ног, в гроб, словно хоронили не только священника, но и настоящего воина, моряка...
Как это часто бывает, когда уходит из жизни необыкновенно светлый и добрый человек, словно все небо сияло, покрывало его своим божественным покровом, а люди все шли и шли. Звучали песнопения, один за другим приходили священники и служили панихиды у его гроба. А утром 5 февраля состоялось погребение с участием сонма духовенства и совершенно немыслимым количеством мирян. Но звучали песнопения не только обычного отпевания, то и дело возносилось пасхальное приветствие «Христос воскресе!» Да, так - мы все для бога живы. И потому светлое ощущение добра и любви, которое всегда исходило от протоиерея Василия Ермакова, осталось и после его земной кончины. Батюшка Василий вообще очень любил радоваться и радовать других, учил сопротивляться социальному злу, бороться с ним, опираясь на хорошее знание законов не только Божиих, которым в практической жизни мы часто, увы, не следуем, но и на законы государственные, гражданские. Он благословлял на жизнь - как на ратный подвиг. В том числе и работу над некоторыми творческими проектами - книгами, фильмами, выставочной деятельностью, паломническими поездками он считал наиважнейшими христианскими делами, потому что направлены они на широкое просвещение людей, на спасительную мысль о помощи ближним, тем самым - и самому себе. И теперь эту важную миссию достойно продолжает диакон Михаил Преображенский с группой прихожан. После недавно нашумевшего и получившего хороший резонанс зрителей фильма «Остров» многие ассоциативно сравнивали главного героя фильма, монаха, с непростой личностью протоиерея Василия Ермакова, белого священника. Почему? - Да потому, что склонен он был к монастырской строгости, к особенно тщательному и внимательному отношению и к своей внутренней жизни, и к жизни своих близких, духовных чад, прихожан своего храма. Хотя, надо сказать, что некоторые внешние странности в поведении и высказываниях отца Василия нередко отталкивали от него людей, привыкших к общепринятым «нормам», правилам поведения. Но объяснялось это его необычное поведение, пожалуй, тем, что он действительно видел какую-то главную сущность людей и мог, опираясь на лучшие качества человека, подправить его житейскую  ситуацию. Отец Василий всегда учил бороться, не сдаваться трудностям. Вероятно, этому его научила сама жизнь, особенно военные годы, когда он был мальчиком и попал в 1943 году в плен. О своим пребывании в Палдиском лагере для военнопленных он вспоминает в книге «Собиратель русской Церкви», посвященной Святейшему патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II. Спас его от фашистского плена священник, родной отец нынешнего патриарха Алексия II, вписав как члена своей собственной семьи.
Может быть, именно потому, что довелось отцу Василию испытать с детства горе близких людей, таким ясным и светлым становилось его лицо, когда он брал на руки малышей, внимательно беседовал с женщинами, объясняя им ту непростую истину, что призвание не только мужчин, но и женщин состоит в служении Богу. Да, не только домашнему очагу, ведь у многих наших современниц и современников такого уютного домашнего храма, каким призвана быть семья, попросту нет.
Немало усердия он прилагал и к публичной проповеди в кинотеатре «Свет», где долгое время с большим успехом демонстрировались православные кинофильмы, проходили оживленные встречи-беседы со священниками. Его выступления по православному радио, телевидению также не оставляли никого равнодушным. Потому что он с болью говорил о тех проблемах, которыми жила Россия. Он провозглашал как призыв к сопротивлению надвигающемуся злу ту истину, которая лично для него и для его духовных чад состояла в строгом следовании православному вероучению. «Священник говорящий никогда не отдаст Россию в обиду тем, кто считает, что мы не так молимся, не знаем Бога, - говорил он перед полным залом собравшихся зрителей в кинотеатре «Свет» несколько лет назад. - Нужно издать законы, запрещающие иностранцам проповедовать в России свою веру. Почему мы все продаем?! Почему ни в одной программе депутата я не встретил этой мысли?! Боль за Россию, боль за будущее указывает мне путь, который надо пройти, чтобы русский человек мог легко и свободно стоять перед Богом... Когда я отойду в вечность, я должен быть чист и спокоен, сказав: «Вот это - я, а это - мои дети...» Церковь сегодня является тем бастионом, который сохраняет Россию от зла, вернее - сохраняет весь мир. Запад изжил себя. А всю грязь он излил на наши головы, ведь что происходит сегодня в наших школах с учителями?.. Я верю, что мы не дадим торжествовать сектантам, не дадим устраивать демонистские шабаши на нашей земле. Мы не дадим, если будем до конца преданными, если будем понимать: мы - молитвенники за Православие, борцы за Россию. Сын двадцатых годов, я сказал правду о вере вашим родителям, я призывал их, и они откликнулись, отозвались. Так и вы все теперь должны понять: русский - это значит православный».
Из многих литературных и публицистических материалов, оставленных нам в назидание отцом Василием, можно особенно отметить те слова, которые он относил к обязанностям человека. Батюшка утверждал уверенно, что так называемая вольная любовь, небрежность в чувствах - поведение антихристианское. На самом деле любой православный и здравомыслящий человек должен исполнять все то, что наложено на него как личная, семейная, социальная ответственность точно так же, как он старается молиться Богу. Из непреходящих ценностей отец Василий считал вечными и незыблемыми понятиями Веру, Семью, Отечество, Труд. Вера в Бога, соблюдение в точности церковных правил и канонов всегда, по мысли батюшки, могут помогать нам отличить добро от зла и прожить каждому человеку свою жизнь так, чтобы перед неизбежной кончиной душа его не металась в страхе перед Страшным Судом, а получив причащение Святых Христовых Таин, спокойно и радостно отошла к вечной обители Отца небесного.
Интересно, что сам себя отец Василий к старцам не причислял, шутя, но вместе с тем вполне точно называясь дедушкой. У него и правда ведь были внуки. Но и всех приходивших к нему часто вполне взрослых, солидных людей он называл по-родственному - Игорек, Ленок, Сашок... Многие его чада просто мечтали о каждой встрече с ним, потому что это были не просто богослужения, а именно очень естественная и теплая встреча любящих людей, когда запросто ему могли положить голову на плечо убеленные сединой Юрки и Маринки...
Получив первые уроки и наставления в молитве в собственной семье, от отца, он на всю жизнь пронес глубокое уважение и любовь к своим духовным наставникам. В их числе прежде всего отец Василий называл священника Василия Веревкина, который служил в городе Болхове, на его родине. Затем, обучаясь в Ленинградской духовной семинарии, он получал духовное окормление и руководство у отца Иоанна Богоявленского, впоследствии епископа Эстонского и Таллинского Исидора. Когда отец Василий стал священником, его наставником стал любимый соученик отец Михаил Липатов, который служил в то время в храме Кулича и Пасхи. Часто исповедовался батюшка у отца Константина Быстриевского, с которым вместе служил несколько лет в Никольском соборе. Нередко бывал отец Василий и у признанного старца архимандрита Иона (Крестьянкина). А первоначальное благословение на обучение в семинарии и духовный путь он получал у святого преподобного Серафима Вырицкого сразу после окончания Великой Отечественной войны. Образцом для подражания у него всегда были священники, которые имели славу народных пастырей. Собственно, и он стал таким народным пастырем, любимым и почитаемым не только жителями Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
На вопросы о своеобразных рецептах исцеления от недугов, в том числе не только духовных, но и многих физических, он отвечал просто: пост, молитва, причащение. Эта основа, постоянная практика духовной жизни должна быть усвоена с детства. И ее надо воспитывать именно с раннего детства, но, безусловно, делать это искренне, с любовью. Батюшка признавался, что ему нередко в течение всей жизни вспоминались такие слова: «Горе тому человеку, на которого в детстве не смотрели глаза матери». Понятно, что смотрели эти глаза с любовью на него. Таким вот любящим взглядом он смотрел и смотрит ныне и сам, теперь уже с фотографий, которые как маленькие домашние святыни берегут его прихожане. Такая же фотография в ламинированном обрамлении прикреплена теперь у могилы, где он захоронен 5 февраля. В этот день почтить отца Василия пришло так много священников и монахов, духовных чад и просто хорошо знавших и любивших его людей, что в храм на божественную Литургию все поместиться не смогли, и многие стояли, слушая богослужение на морозе, возле храма, на асфальтированном «пятачке»...
Когда я пришла на могилку к батюшке в день памяти святой блаженной Ксении Петербургской, покровительницы всего нашего города, которая особенно почиталась отцом Василием, я принесла, как это бывало и прежде, в храм стихи. Мы их прочитали в трапезной, поминая батюшку, и певчие храма сказали, что они тоже подписались бы под этими стихотворными строками.
Покров небесный
над его могилой
Сиял, как будто это -
Рождество,
Когда душа во что-то
воплотилась,
Земное покидая естество...
Мы к гробу приходили
не прощаться,
А каяться, прощения просить,
Чтоб дальше - вместе жить,
не озлобляться
И часть его в самих себе хранить.
И все дороже нам слова простые
О том, кто сердцем
не оставил нас.
Нам непонятно,
как живут святые.
И тайною сокрыт
последний час.
А потом, словно очнувшись от горестных мыслей, прихожане храма, певчие, священники, как-то даже не сговариваясь, вместе решили продолжить издание серии небольших книг, посвященных храму Серафима Саровского, начатой еще при жизни отца Василия, «У алтаря Отечества». Есть надежда, что такая книга уже с номером два будет издана и хотя бы отчасти поможет нам вернуть лучшие страницы общей жизни прихода, сохранить любимые фотографии и документы. Ведь остается не только эмоциональная память людей, остаются и те слова, которые сказаны, написаны от сердца. И в этом - живое подтверждение евангельской истины, живое общение православных людей, продолжение тех служб, которые творятся ежедневно в наших православных храмах, где молятся и о здравии живых, и об упокоении усопших, понимая, что для Бога - все православные христиане живы. И не случайно издревле символом Церкви является корабль. И капитанское место на этом корабле не будет пустым никогда, потому что его занимает Сам Господь.

Елена ЗАХАРЧЕНКО
 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.