на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Этих дней не смолкнет слава
Автор: Контр-адмирал ЗЕЛЕНИН Н.В., заместитель директора Росвоенцентра; капитан 1 ранга КОЗЛОВ Т.П.   
Идёт время. В глубь истории уходят свершения стран. Появляются новые государства. Меняются имена их руководителей, но всякий раз остается неразрывной связь времен. Людям свойственно обращаться к прошлому.
Без прошлого не может быть будущего. Оно всегда в памяти у нынешнего поколения России. Об этом напоминает многое, в том числе Дни воинской славы и памятные даты России, установленные федеральным законом от 21 июля 2005 года
№ 98-ф3. Законодатели установили их по счёту пятнадцать. Из них каждое пятое - дни морской славы. Размышляя над этими памятными датами, подумал, что военные моряки всегда помнили и знали их, как небо, как мать. Они живут в нашем сознании, зовут новые поколения россиян на подвиги, равняя дела сегодняшние на свершения прошлых веков.

Подвиги наших предков известны на всём земном шаре. Их имена есть на всех картах мира. Они являются символом патриотизма, военной доблести и геройства, верного служения Отечеству. Мужественный образ великих предков всегда вдохновлял наших воинов на подвиги, особенно в годы Великой Отечественной войны.
В дни воинской славы мы особо вспоминаем тех, кто вносил свой вклад в создание экономического и политического могущества России, обеспечивал безопасность её границ.
Первым из них является Петр Великий. Он в 1696 году создал регулярный Военно-Морской Флот. При нём удалось «прорубить окна» к Балтийскому и Чёрному морям. Он - организатор первой в российской истории морской победы русского флота над шведами у мыса Гангут (1714 год).
Навсегда в народной памяти остался непобедимый адмирал Федор Федорович Ушаков. С его именем связаны новые тактические приёмы, лучшие страницы русской морской славы 1788-1799.
Самое любимое и популярное имя у русского народа - имя легендарного Павла Степановича Нахимова. Его имя Россия услышала вместе с грохотом Синопского боя (1853 год). Он отдал флоту лучшие свои годы жизни, максимум своих интеллектуальных и моральных сил. Это был скромный, но сильный, гуманный, но беспощадный к врагу флотоводец, адмирал, герой обороны Севастополя (1855 год).
В дни праздничных торжеств - в дни воинской славы благодарные потомки особо вспоминают имена названных флотоводцев и их подвиги. На кораблях в их честь вывешивают флаги расцвечивания, а в воинских частях развеваются знамена, произносятся достойные речи. Подобные праздничные мероприятия проводятся и в субъектах Российской Федерации. Особенно празднично отмечается эта дата в городах Санкт-Петербурге, Москве, Воронеже, Нижнем Новгороде, Астрахани, Вологде, Новороссийске, Смоленске, Вязьме, Темникове и других регионах страны. Звучит музыка. Воины армии и флота, российские граждане чтят память тех, кто отдал свои жизни на алтарь Отечества ради победы над врагом. А победы доставались нелегко.
Слава Гангута
Image 
Шла Северная война (1700-1721) России против Швеции за возвращение захваченных Швецией земель и выход к Балтийскому морю. В её третьем периоде (1710-1718) русские войска овладели многими городами Прибалтики, вытеснили противника из Финляндии. А флот под руководством Петра I одержал блестящую победу севернее полуострова Гангута (Ханко).
Об этом рассказывают исторические документы и труды ученых. В июне 1714 г. галерный флот под командованием сподвижника Петра генерал-адмирала Федора Матвеевича Апраксина доставил провиант в Гельсингфорс и должен был следовать в Або - финскую столицу.
Но путь туда преградила шведская эскадра в составе 16 крупных кораблей, 8 галер и 5 других судов (по другим данным, эскадра насчитывала 13 линейных кораблей, 4 фрегата, 1 прам, 6 больших и малых галер и др. суда). Они стояли у мыса Гангут.
18 июля к месту расположения галерного флота прибыл Петр I. 21 июля он произвел рекогносцировку неприятельского флота, а на следующий день обследовал Гангутский полуостров, на котором обнаружил узкий перешеек длиной 1.170 саженей. После рекогносцировки Петр I разработал оригинальный план атаки неприятеля. Замысел состоял в том, что в узкой части полуострова устроить «переволоку» из бревен для перетаскивания судов на противоположный берег. И этой демонстрацией ввести неприятеля в заблуждение. Командировали туда для делания мостов от полка по 100 человек. Шведы попались на эту диверсию: стремясь помешать перетаскиванию судов, они раздробили силы, чем немедленно воспользовался Петр I.
26 июля состоялся военный совет, на котором было решено «послать 20 скампавей1  проехать мимо неприятельского флота (понеже было тихо), что и учинено под командою командира Змаевича, бригадира Волкова и капитана Бредаля».
Их неприятель обстрелял, но урона не нанёс. Следом за ними были отправлены ещё 15 скампавей, благополучно соединившиеся с 20 ранее посланными.
На следующий день адмирал Апраксин приказал оставшейся части флота пробиваться сквозь неприятельские порядки «не огребля кругом», как-то делали скампавеи 26 июля. Маневр стоил русским ничтожных потерь: неприятелю удалось захватить лишь одно судно, севшее на мель. Шведы непрерывно палили из пушек, но это была бесполезная трата пороха и ядер: русские быстроходные полугалеры оказались вне досягаемости их корабельной артиллерии. Когда русская эскадра изготовилась к бою, Апраксин послал парламентера с предложением о сдаче. Оно было отклонено. На корабле адмирала был поднят синий флаг, а затем раздался пушечный выстрел. По этим сигналам в три часа дня началось знаменитое Гангутское сражение. Авангард русского флота под командованием шаутбейнахта2  Петра Михайлова смело атаковал не всю шведскую эскадру, а блокированный отряд контр-адмирала Эреншильда, состоявший из фрегата «Элефант» и 9 более мелких кораблей. Шведы располагали более мощной артиллерией (116 пушек против 23), что нисколько не смутило Петра I. Два часа шведам удавалось отбивать натиск русских, а затем «Галеры одна по одной, а потом и фрегаты взяты, и так крепко неприятели оборонялись, что ни единое судно без абордирования от наших не отдались». Эреншильд спустил на «Элефанте» флаг, а сам сел в шлюпку в намерении убежать, но был взят в плен. Остальной шведский флот отошёл к Алданским островам.
«Воистину, - вспоминал об этом сражении Петр I «В Гистории Свейской войны», нельзя описать мужество наших как начальных, так и рядовых, понеже абордирование так жестоко учинено, что от неприятельских пушек несколько солдат под ядрами и картечами, но духом пороховым разорваны».
Кровопролитное сражение закончилось полной победой русского флота. Штиль помешал шведской эскадре оказать помощь терпящему катастрофу отряду Эреншильда. В результате всего его корабли стали трофеями русских: фрегат «Элефант», 6 галер и 3 шхербота, пленён 941 рядовой и офицер, захвачено 116 пушек. Успех русского флота привёл в ужас шведский двор в Стокгольме: он начал эвакуироваться из столицы.
Петр I сравнивал морскую победу у Гангута с полтавской викторией. Она явилась примером хитрости и маневра при встрече с корабельным флотом шведов. Победа в Гангутском сражении стала первой в истории русского регулярного флота. Она позволила перенести боевые действия на территорию Швеции.
Примечательно, как встречал Петербург победителей. 9 сентября 1714 г. в Неву вошли расцвеченные флагами три русские галеры, за ними следовали захваченные шведские корабли, затем - командирская галера шаутбейнахта Петра Михайлова. Процессию замыкали две галеры с солдатами.
Парад был продолжен на суше: победители несли штандарты и прочие трофеи. Среди плененных находился и Эреншильд. Шествие замыкали батальоны Преображенского полка во главе с  Петром I.
Историк рассказывает: победители прошли через триумфальную арку, на которой красовались замысловатые изображения. Одно из них выглядело так: орёл сидел на спине слона. Надпись гласила: «Русский орёл мух не ловит». Смысл иронической надписи станет понятным, если вспомнить, что захваченный фрегат назывался «Элефант».
Продолжение церемонии происходило и в Сенате. В окружении сенаторов в роскошном кресле восседал «князь-кесарь» Ромадановский. Шаутбейнахт Петр Михайлов испросил разрешения войти в зал, чтобы отдать рапорт и рекомендательное письмо генерал-адмирала Апраксина о своей службе. Бумаги зачитали вслух. «Князю-кесарю», не отличавшемуся красноречием, сценарий отвёл немногословную роль: «задав несколько немногочисленных вопросов, он произнёс: «Здравствуй, вице-адмирал!» Так царь получил повышение по военно-морской службе. С этого времени он стал расписываться за причитающиеся ему 2240 рубля годового жалованья.
«И горд, и ясен, и славы полон взор его», - писал о нем А.С. Пушкин.
Гнать неприятеля
Подвиг, совершенный за правое дело, принадлежит вечности.
Так можно сказать о победах русского флота под командованием Ф.Ф. Ушакова над турецким. Из них на первом месте - победа над турецкой эскадрой у мыса Тендра 11 сентября 1790 года.
Но сначала несколько слов из истории.
Тендра - остров, сейчас Тендровская коса в северо-западной части Черного моря. Ныне принадлежит республике Украина. А с давних времен с Черным морем была тесно связана история России. Здесь проходил знаменитый путь из варяг в греки. Русские ладьи в IX-X веках имели на Черном море полное господство, оттого и называлось оно Русским. Однако позднее Русь была оттеснена от Черного моря, которое с XVI века стало внутренним морем Османской империи. В конце XVII - начале XVIII века в ходе политического самоутверждения Российского государства вновь на первый план выдвинулась идея возвращения к побережью Черного моря.
Решение черноморской проблемы началось ещё при Петре I. Укрепление позиций России на юге не давало покоя Оттоманской Порте. В XVI-XVII веках она вступала в войну с Россией пять раз. В конце XVII века, заручившись поддержкой отдельных европейских государств, Порта снова подготовилась к войне и, как только представилась возможность, она начала её в шестой раз. Было это в 1787 году. Турецким силам тогда наносились ощутимые удары. Особенно «в чрезвычайный страх и ужас» приводили Порту удары русских эскадр в 1790 году, когда командующим Черноморским флотом стал контр-адмирал Федор Федорович Ушаков.
Мастер решительного боя парусных эскадр, он многое взял и развил из наследия Петра I. Это был последователь и друг великого Суворова, воспетый как человек-легенда. Турецкими султанами он именовался не иначе как Ушак-паша. С его именем связаны многие лучшие страницы летописи русской морской славы в борьбе с турками. Они не раз удирали от эскадр Ф. Ушакова сломя голову.
Так было и в сражении у Тендры.
25 августа парусная эскадра Ф. Ушакова вышла из Севастополя и направилась к устью Днепро-Бугского лимана, где должна была соединиться с Лиманской флотилией и кораблями, шедшими из Херсона. У Ф. Ушакова было10 линейных кораблей, 6 фрегатов, 1 бомбардирский корабль, 1 репетичное судно, 17 крейсерских судов.
Турецкая эскадра в составе 14 линейных кораблей, 8 фрегатов и 14 мелких судов под командованием Капудан-паши Гуссейна в это время крейсеровала у северо-западного побережья Черного моря, искала выгодного сражения. В 6 часов утра 28 августа русская эскадра обнаружила стоявшую на якорях между Тендрой и Гаджибеем (Одесса) турецкую эскадру.
Появление русских кораблей было совершенно неожиданным для турок. Идущая под всеми парусами в походном ордере тремя колоннами русская эскадра привела их в чрезвычайное замешательство.
Ушаков решил использовать внезапность и, не теряя времени на перестроение из положенного порядка в боевой, приказал немедленно атаковать противника.
Несмотря на превосходство в силах, турки поспешно стали рубить канаты и в 9 часов в беспорядке отходить под парусами к Дунаю. Ушаков, справедливо полагая, что половина победы на его стороне, приказал нести все паруса и устремился в погоню. Подойдя в 15 часов к противнику на дистанцию картечного выстрела, обрушил всю мощь бортовой артиллерии на передовую часть турецкого флота.
Флагманский корабль «Рождество Христово» вел борьбу с тремя кораблями противника, заставив их выйти из линии. Российские суда, следуя примеру своего командующего, ещё более усилили огонь.
Начавшееся сражение поражало своей грандиозностью. В 17.00 часов русские корабли привели противника в полное замешательство.
Нарушение порядка среди турок возрастало с каждой минутой. Турки не выдержали и, повернув фордевинд под ветер, начали в беспорядке выходить из боя.
Гонимые русскими судами, передовые неприятельские корабли принуждены были пуститься в бегство. Стремясь полностью разгромить турецкую эскадру, Ушаков поднял сигнал «Гнать неприятеля». Погоня за уходящими кораблями противника продолжалась до наступления темноты. Преследуя противника, русская эскадра отрезала два повреждённых в бою линейных корабля. Один и них 66-пушечный «Мелеки-Бахри» сдался в плен со всем экипажем (600 человек). Флагманский корабль Саид-бея74-пушечный «Капудания», будучи сильно повреждённым, отстал от турецкого флота. Русские корабли окружили его, но он продолжал решительно защищаться. Тогда Ушаков, видя бесполезное упрямство неприятеля, направил к нему «Рождество Христово», подошёл на расстояние 30 сажен и сбил с него все мачты, затем встал бортом против носа турецкого флагмана, изготовился к очередному залпу. В это время «Капудания» спустила флаг.
«Люди неприятельского корабля, - докладывал впоследствии Ушаков, - выбежав все наверх, на бак и на борта, и, поднимая руки кверху, кричали на мой корабль и просили пощады и своего спасения. Заметив оное, данным сигналом приказал я бой прекратить и послать вооружённые шлюпки для спасения командира и служителей, ибо во время боя храбрость и отчаянность турецкого трехбунчижного паши Саид-бея были столь беспредельны, что он не сдавал своего корабля до тех пор, пока не был весь разбит до крайности».
Когда русские моряки с объятого пламенем «Капудании» сняли капитана, его офицеров и самого Саид-бея, корабль взлетел на воздух вместе с оставшимся экипажем, а так же с грузом сокровищ и драгоценностей. В плен было взято около 100 офицеров и матросов.
Взрыв огромного неприятельского корабля на глазах у всего флота произвёл на турок сильнейшее впечатление и довершил победу, добытую Ушаковым на Тендре.
При поспешном бегстве к Босфору турки потеряли ещё один сильно повреждённый линейный корабль и несколько мелких. Потери в личном составе противника составили более 2-х тысяч человек. Русские потеряли всего 46 человек и 25 раненых (по другим сведениям - 21 убитыми, см. Р.К. Скаловский «Жизнь адмирала Ф.Ф. Ушакова», Санкт-Петербург, 1856 г.).
Победа у Тендры обеспечила господство русского флота на Черном море, оно «твердой ногой встало на завоеванных в нем водах».
Несколько слов о победителе.
Любимейший из флотоводцев адмирал Ф.Ф. Ушаков был глубоко верующим человеком. Достойный сын своего времени, свои победы, победы своего православного воинства он связывал с Богом и всегда с почтением относился к церкви. Возвращаясь в Севастополь после победы при Тендре, он издал приказ: «Выражаю мою наипризнательнейшую благодарность и рекомендую завтрашний день для принесения Всевышнему моления за столь счастливую победу, всем, кому возможно с судов и священникам со всего фота быть в церкви Святого Николая Чудотворца в 10 часов полуночи и по отшествии благодарственного молебна выпалить с корабля «Рождества Христова» из 51 пушки.
В 1804 году, составляя подробнейшую «Записку» о деятельности своей в служении российскому флоту, как итог он написал: «Благодарение Богу при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность онаго флота под моим начальством на море, сохранением Высочайшей благости ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался».
Битва славная… Ура, Нахимов!
Среди огромного числа имен и фамилий соотечественников, которые занесены на морские карты, особо памятны для нас гидрографические названия, связанные с флотоводцами Ф.Ф. Ушаковым и П.С. Нахимовым. Их на морской карте соответственно 2 и 3. Примечательно: острова в Карском море (Новая Земля) нанесены на карту в 1833 году П.К. Пахтусовым и названы в честь П.С. Нахимова ещё при жизни будущего легендарного адмирала. Тогда (в 1833 году) капитан-лейтенант П.С. Нахимов командовал фрегатом «Паллада» и находился в Балтийском крейсерстве под флагом вице-адмирала Ф.Ф. Беллинсгаузена. Но уже в те годы Нахимов был известен как блестящий офицер, профессионал-моряк. В 1822-25 гг. под командованием М.П. Лазарева он совершил кругосветное путешествие на фрегате «Крейсер» и «получил настоящее флотское образование». В 1827 г. на крейсере «Азов» участвовал в Наваринском морском сражении. В 1828-29 гг. участвовал в русско-турецкой войне.
«Он был русским моряком как по рождению, воспитанию и учёбе, так и по складу своей героической жизни». (И.С. Исаков, исторические труды, изд. «Наука», Москва. 1984 г.). Потому не случайно он стал в числе флагманов, прославивших русское оружие и русский флаг.
На Черном море командовал бригадой, дивизией и эскадрой кораблей. Выполнял задачу по охране Кавказского побережья от турецких и английских посягательств. Много боевых дел было на его счету. Апогеем славы П.С. Нахимова явился бой и уничтожение турецкой эскадры Осман-паши на Синопском рейде 18 ноября 1853 года.
Накануне Нахимов со своей эскадрой крейсеровал в юго-восточной части Черного моря (6 линейных кораблей и 2 фрегата) с целью пересечь высадку турецкого десанта на абхазские берега. 11 ноября русские корабли обнаружили в Синопской бухте неприятельскую эскадру. Турецкая эскадра находилась под формальным командованием Осман-Паши, фактически управлялась английским советником Адольфом Слейдом. В её составе было 2 парохода, 7 больших фрегатов, 3 корвета и 4 транспорта. Эскадра стояла, изготовившись к бою, в одной линии, изогнутой концентрично береговой черте. Кроме того, 4 из 6 береговых батарей составляли как бы вторую линию огня. При такой дислокации сил турецкое командование и мысли не допускало, что русские посмеют войти в бухту и атаковать.
17 ноября П.С. Нахимов созвал командиров кораблей и ознакомил их с планом предстоящего боя. Сделав все необходимые приготовления, адмирал, отслужив молебен, в полдень 18 ноября спустился по ветру двумя параллельными колоннами на турецкую эскадру.
Но и на турецком флагманском корабле сверкнула молния пушечного выстрела. Синопская бухта задрожала, застонала под неумолкающими перекатами орудий эскадры и береговых батарей.
Смело направляясь, сначала без выстрела, на центр турецкой боевой линии, русские суда не могли миновать убийственно перекрёстного неприятельского огня. Русские флагманские корабли, особенно «Императрица Мария» под флагом Нахимова были буквально осыпаны градом ядер, книппелей и картечи. В эти минуты боя они получили наибольшее число повреждений и понесли чувствительные потери в людях.
Но русская эскадра бойко неслась вперед, отвечая на ходу орудийными залпами и в свою очередь осыпая неприятельские суда сплошными и разрывными снарядами. Нахимов имел преимущество в количестве пушек - 710 против 427 бортовых и 26 береговых - и частично в качестве их, так как 76 из его орудий были бомбическими, т.е. стреляли разрывными снарядами.
Выдержав трудный период, поставив корабли на якоря по заранее объявленной диспозиции, Нахимов начал решительный бой на коротких дистанциях, оставив на флангах под парусами два фрегата. Картина резко изменилась. Несмотря на ожесточение и упорство турок в начале боя, после первых залпов их корабли начали выходить из строя один за другим стали загораться, отклепывать якорные канаты и выбрасываться на берег. Вот как исполняли своё дело русские моряки.
Турецкий флагман «Авни-Аллах», несмотря на поддержку береговой батареи и стоявшего рядом фрегата «Фазли-Аллах», не выдержав получасового огня русских, отклепал свою якорную цепь, чтобы бегством укрыться от выстрелов. Течением и ветром понесло его между боевыми линиями. Проходя мимо второго русского флагмана «Парижа», бежавший фрегат не выдержал его залпов, расстрелянный и усеянный трупами, он был выброшен к берегу на мель.
«Императрица Мария» сосредоточила свой огонь на фрегат «Фазли-Аллах». Вскоре на последнем вспыхнул пожар. Следуя примеру своего флагмана, турок также отклепал якорную цепь и бросился к берегу у самого города… Выброшенный к берегу фрегат вскоре был объят пламенем.
Против корабля «Великий князь Константин» вели пальбу два турецких фрегата. Видя «Константина», окруженного врагами, следовавший за ним корабль «Чесма», пренебрегая огнём береговой батареи, сосредоточил огонь против фрегата «Навек-Бахри». Спустя 20 минут, метким выстрелом корабля «Великий князь Константин» фрегат «Навек-Бахри» был взорван, груда обломков и тел были выкинуты на берег.
Были взорваны и взлетели на воздух ещё несколько кораблей. Спустя некоторое время береговые батареи были тоже сравнены с землёй.
Собственно бой длился всего два с половиной часа, послечего производилось уничтожение недобитых кораблей, которые нельзя было увести в Севастополь из-за больших повреждений.
Через четыре часа турецкой эскадры и четырёх береговых батарей не существовало, как не существовало и судостроительной верфи со стапелями и складами. Население во главе с губернатором в панике убежало в горы. Потери турок 15 кораблей, свыше 3200 человек. Спаслись бегством только батарейный пароход «Таиф», управляемый Адольфом Слейдом и около трети уцелевших матросов, добравшихся вплавь до берега.
Вице-адмирал Осман-Паша с двумя капитанами погибших фрегатов и значительным числом матросов был взят в плен. Второй флагман утонул, добираясь до суши.
Нахимов не потерял ни одного корабля. В личном составе были потери - 37 убитыми, 230 ранеными. Такого совершенного истребления противника и в такое короткое время никогда ещё не было - 18 ноября турецкая эскадра перестала существовать. Таково было последнее крупное сражение эпохи парусного флота.
Время неумолимо отделяет нас от тех грозных и героических лет, когда в первых морских боях сражались наши соотечественники. Возглавляли виктории и походы легендарные флотоводцы. А экипажи кораблей, их ядро непременно составляли простые люди разных сословий из Костромы, Пскова, Ярославля, Тамбова, Архангельска и других российских мест. Вдохновляла и объединяла военных моряков одна идея - защита России, спасение Отечества. Экипажи кораблей сражались бесстрашно и мужественно. Потомству в пример.
В героическую историю золотыми страницами вошли бои и сражения, о которых мы рассказали. Их немеркнущая слава вплелась в ткань всей нашей жизни, смыкая в единое прошлое и настоящее неразрывной якорной цепью.
Есть морской корпус Петра Великого. В честь адмиралов Ушакова и Нахимова учреждены ордена и медали. В Санкт-Петербурге на перспективу готовит кадры Нахимовское училище, в которое принимаются дети до 16 лет. В столице Мордовии - Саранске возводится православный храм Святого Федора (Ушакова).
На море и на суше жив дух Петра Великого, Ушакова и Нахимова. Имена флотоводцев носят лучшие современные корабли. Слава потомков не померкнет никогда.

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.