на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Кораблестроитель, ученый, талант...
Автор: Капитан 1 ранга запаса С.П. СИРЫЙ, председатель военно-исторической секции Дома ученых РАН   
20 сентября 2006 года исполняется 125 лет со дня рождения видного деятеля науки и техники России, гениального проектировщика судостроительных заводов, кораблестроителя, лауреата Государственной премии, легендарного человека, послужившего прообразом одного из героев Новикова-Прибоя в его исторической эпопее «Цусима» - инженера Васильева, Владимира Полиевктовича Костенко.
Image 
Владимир Полиевктович родился в семье земского врача Полиевкта Ивановича Костенко в селе Великие Будища Зеньковского уезда Полтавской губернии. Мать будущего кораблестроителя Мария Иосифовна, дочь небогатого помещика Кузнецова, окончила харьковскую гимназию и до замужества была сельской учительницей. В семье Костенко было пятеро детей - три сына и две дочери. Владимир был старшим.
Весной 1900 г. Володя окончил с золотой медалью Белгородскую классическую гимназию и в сентябре этого же года поступил на первый курс кораблестроительного отделения Морского инженерного училища императора Николая I, располагавшегося в г. Кронштадте (ныне Военно-морской инженерный институт). В своей книге «На «Орле» в Цусиме», изданной в 1955 г., Владимир Полиевктович писал, что интерес к кораблям возник у него без всяких посторонних влияний и подсказок: среди родственников и знакомых его родителей ни моряков, ни тем паче кораблестроителей не было. И, тем не менее, интерес к флоту возник у молодого юноши не случайно.
В конце 80-х годов прошлого века постройка новых кораблей находилась в центре внимания русской общественности.  На склоне лет В.П. Костенко писал: «Первым моим детским увлечением стали корабли русского военного флота. Их фотографии регулярно появлялись на страницах «Нивы». Этот интерес был своевременно замечен и укреплен его родителями.
6 мая 1904 года Владимир Полиевктович окончил с золотой медалью училище с занесением его фамилии на Мраморную доску и уже 17 мая получил назначение в Петербургский военный порт помощником строителя броненосца «Орел», поскольку темой его диплома был проект нового облегченного быстроходного броненосного крейсера, который при одинаковых с аналогичным современным по тому времени японским «Асамой» при водоизмещении (10000 т) и скорости (21 узел) был бы сильнее вооружен и бронирован. Собрав за время летней практики 1903 г. ценные данные о весах различных корабельных устройств, механизмов и вооружения, он убедился, что, если заменить тяжелые огнетрубные котлы шотландского типа на начавшие широко применяться легкие водотрубные, а также использовать более легкие вспомогательные механизмы, можно высвободить для усиления защиты и вооружения не менее 1200 т.
Смело пойдя на увеличение главного калибра с 203 мм до 254 мм и доведя число 152-миллиметровых орудий с 14 до 16, В.Костенко впервые в мировом кораблестроении применил линейно-возвышенное расположение орудийных башен. Это была новинка, которую американцы применили на дредноуте «Мичиган» лишь в 1908 г. В нижнем ярусе, в носу и в корме устанавливалось по одной двухорудийной 152-миллиметровой башне, а в верхнем - по двухорудийной 254-миллиметровой. Остальные 152-миллиметровые пушки размещались в казематах по шесть орудий на борт. Благодаря такому размещению дипломный крейсер В.Костенко имел такой бортовой залп из десяти 152- и четырех 254-миллиметровых снарядов, который по мощи превосходил бортовой залп японской «Асамы» на 60%.
В. Костенко до такой степени увлекся работой над дипломным проектом, что летом 1903 г. после практики не поехал домой на каникулы, а поступил работать в проектное бюро Балтийского завода, в результате чего к началу занятий на четвертом курсе его проект был вчерне закончен. Но прежде чем он был представлен на защиту, произошли грозные события.
9 февраля 1904 г. наместник наДальнем Востоке генерал-адъютант Е.И. Алексеев телеграфировал императору Николаю II: «…Всеподданнейше доношу Вашему Императорскому Величеству, что около полуночи... японские миноносцы произвели внезапную минную атаку на эскадру, стоявшую на внешнем рейде крепости Порт-Артур. Причем броненосцы «Ретвизан», «Цесаревич» и крейсер «Паллада» получили пробоины, - степень их серьезности выясняется...». Новость изменила размеренную жизнь училища. За день до нападения японцев на Порт-Артур пришел приказ Главного морского штаба о досрочном производстве выпускников механического отделения без экзаменов и без защиты дипломных проектов в младшие инженер-механики флота с последующим назначением их всех (32 человека) на корабли в Порт-Артуре и во Владивостоке. В училище осталось семеро выпускников-корабелов, которым надлежало заканчивать курс обычным, издавна заведенным порядком. Среди этих семи был и В.П.Костенко.
В своем дневнике от 5 мая 1904 года В.Костенко писал: «Я из училища никуда не выхожу и ежедневно засиживаюсь в проектировальном классе до 12 часов ночи. Мой проект броненосного крейсера уже, в основном, закончен. Остается только условная раскраска чертежей и некоторые дополнительные детали проекта».
Защита состоялась 17 мая: вся группа была произведена в состав корпуса корабельных инженеров флота со званием младшего помощника судостроителя. А 19 мая состоялся училищный парад, после которого был официально оглашен приказ о производстве. Семь окончивших курс кораблестроителей выслушали его стоя в полной парадной форме, построенные в отдельную от всех остальных воспитанников шеренгу. Назначенный вместо вице-адмирала С.О. Макарова главным командиром Кронштадтского порта вице-адмирал А.А. Бирилев поздравил молодых офицеров и пожелал лично ознакомиться с их дипломными проектами, развешанными для обозрения в залах музея училища.
По этому поводу в своем дневнике Владимир Полиевктович писал: «Дольше других Бирилев остановился на моем проекте. Одобрив установку 254-миллиметровых орудий в качестве главного артиллерийского вооружения, он, однако, высказал мнение, что принятие в качестве второго калибра 152-мм орудие не отвечает современной эволюции кораблестроения, и он предпочел бы вместо многочисленных 152-миллиметровых орудий иметь меньшее число орудий 203-миллиметрового калибра. Прощаясь, Бирилев сказал, что он назначит меня на достройку броненосца «Орел» для участия в снаряжении кораблей 2-й эскадры». И, действительно, 26 августа В.Костенко был назначен корабельным инженером на броненосец «Орел», где в период достройки оборудовал его системой быстрого выравнивания крена и дифферента. 2 октября «Орел» в составе 2-й Тихоокеанской эскадры вышел в поход из Либавы на Дальний Восток для участия в военных действиях против японского флота. На его борту находился корабельный инженер В.П.Костенко.
В трагическом для России Цусимском морском сражении русская эскадра как боевая сила перестала существовать. Уцелевший отряд (4 броненосца, в том числе и эскадренный броненосец «Орел») под командованием контр-адмирала Н.И. Небогатова, будучи окружен японским флотом, сдался. В этом сражении система быстрого выравнивания крена и дифферента, внедренная В.Костенко на броненосце «Орел» в период его достройки, позволила Владимиру Полиевктовичу впервые в мире применить в аварийных условиях таблицы непотопляемости А.Н. Крылова и предотвратить опрокидывание «Орла». За это он был награжден орденом Св. Анны III степени с мечами и бантом. Но сначала В.П.Костенко попал в японский плен, в котором пробыл до 6 февраля 1906 года, когда на пароходе «Шаумут отбыл из Японии на родину через Тихий океан, США. Англию, Францию, Швейцарию и Австро-Венгрию.
3 апреля Владимир Полиевктович прибыл в Белгород к родителям, а 10 апреля был назначен в Петербургский военный порт помощником строителя линейного корабля «Андрей Первозванный».
1 июля 1907 года он был командирован в Барроу (Англия) членом приемной комиссии, а потом назначен там же помощником наблюдающего за постройкой броненосного крейсера «Рюрик». За наблюдение за постройкой крейсера «Рюрик» В.Костенко был награжден орденом Святого Станислава II степени. Ознакомившись в Англии с океанскими лайнерами «Титаник» и «Олимпик», он заметил просчеты в их системах обеспечения непотопляемости, однако его замечания не были приняты во внимание английскими судостроителями. А жаль…
1 октября 1908 года Владимир Полиевктович был назначен конструктором технического бюро Морского технического комитета в Петербурге. С этого момента он начал работать под руководством А.Н.Крылова. В июле-октябре 1909 года он находился в Англии в качестве руководителя группы слушателей Морской инженерной академии. 23 марта 1910 года В.Костенко в звании капитана был арестован за революционную деятельность и заключен в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, а в июле осужден на шесть лет каторги.
Image 
27 июля 1911 года Владимир Полиевктович обвенчался с Софьей Михайловной Волковой в церкви Дома предварительного заключения, а 19 декабря этого же года по ходатайству А.Н. Крылова и морского министра вице-адмирала И.К. Григоровича помилован императором Николаем II со словами: «Нам талантливые люди нужны», освобожден из заключения и уволен с флота.
1 мая 1912 г. Владимир Полиевктович был назначен начальником технической судостроительной конторы Общества Николаевских заводов и верфей «Наваль», затем главным инженером завода «Наваль» (ныне Черноморский судостроительный завод). В этот период он создал первый в мире опытный образец бионического движения с приводом, а также спроектировал военный линейный корабль, имеющий водоизмещение около 45000 тонн и 16-дюймовую артиллерию.
1 сентября 1917 г. он избирается Главой Николаевского городского самоуправления.
После 1917 г. Владимир Полиевктович являлся техническим руководителем судостроительных заводов в Николаеве.
6 декабря 1924 г. он назначен членом правления по технической части ленинградского «Судотреста». С 1 ноября 1928 г. он заместитель управляющего и председатель технического совета ленинградского «Судопроекта», а 27 декабря его арестовывают по делу ленинградского «Судотреста» с вменением ему вины о перерасходе сметной стоимости транспортных судов.
9 июня 1929 г. Владимир Полиевктович приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет тюремного заключения с отбыванием срока в Соловецком лагере особого назначения. Во время пребывания В.Костенко в заключении произошло событие, которое оказало значительное влияние на всю его дальнейшую судьбу. В мае 1930 г. украинский Гипромаш в Харькове привлек его к обсуждению проекта реконструкции Николаевских судостроительных заводов, в связи с чем его еще 30 ноября 1929 года переводят в Харьков для отбывания срока заключения в особых бюро при ОГПУ. Весь проект предвосхищал основы организации, примененной в Америке при скоростной постройке судов типа «Либерти».
29 октября 1930 г. он уже в Ленинграде в Доме предварительного заключения для работы в Особом бюро при ОГПУ. Здесь Владимир Полиевктович разработал «План реконструкции Ленинградских судостроительных верфей», в котором намечалась максимально возможная модернизация всех ленинградских верфей, рассматриваемых как единое сложное предприятие. Цель реконструкции, как указывал сам В.П. Костенко, - довести выпуск судов до максимально возможного предела.
Image 
18 августа 1931 г. по постановлению коллегии ОГПУ его освобождают. Вышедший из заключения В.Костенко оказался настоящей находкой для «Проектверфи». 1 сентября 1931 г. его назначают главным инженером этой организации, которая с 1 мая 1936 г. преобразовывается в ГСПИ-2. Это назначение совпало с обострением международной обстановки на дальневосточных границах СССР. В связи с этим для усиления промышленно-экономической базы Дальневосточного края 10 августа 1931 г. правительство СССР приняло решение построить судостроительный завод универсального профиля на правом берегу Амура у с. Нижне-Воронежское, неподалеку от Хабаровска. Для окончательного принятия решения о месте постройки завода 17 февраля 1932 г. нарком тяжелой промышленности Г.К.Орджоникидзе приказал руководству «Проектверфи» немедленно выехать на Дальний Восток, чтобы ознакомиться с положением дел на месте. В Хабаровск вылетели В.П. Костенко, управляющий «Проектверфью» Н.Г. Оксман и старший инженер А.В. Романов.
9 апреля под строительство завода была окончательно утверждена площадка у с. Пермского в районе Силинских озер, выбранная В.Костенко. На «Проектверфь» возлагалась обязанность представить предварительный генеральный план судоверфи к 13 апреля 1932 г.
7 сентября было закончено и утверждено проектное задание. Однако всего через месяц руководители строительства выступили против разработанного Владимиром Полиевктовичем нового типа судостроительного завода. Дело это должно было слушаться 16 октября, на заседании СТО под председательством В.М. Молотова. Для ответа от Наркомата тяжелой промышленности В.Молотов на заседании Совета предоставил слово ВладимируПолиевктовичу.
Позднее В.Костенко вспоминал: «Я, извинившись, что придется остановиться на специальных технических и строительных вопросах, которые выдвинуты докладчиками как первопричина всех зол, понятно изложил причины, по которым проектная организация была принуждена отказаться от общепринятых решений в условиях климата Дальнего Востока и гидрологического режима реки Амур и нашла выход из всех трудностей в новом типе комплекса сооружений в виде системы строительных доков, перекрытых шатровыми эллингами с внутренним отоплением и с наливным бассейном для вывода кораблей. Признавая строительство этих объектов нелегкой задачей, я, тем не менее, настаивал, что это решение значительно легче для осуществления, чем наклонные обычные стапеля в условиях Амура с его колоссальными паводками, допускающими колебания горизонта до 10 м. Наклонные стапеля при этом должны были бы достигнуть длины до 1/2 километра и не гарантировали бы безопасности спуска, а открытая сборка корпусов в условиях низких температур, буранов, ветров и дождя была бы поставлена в крайне неблагоприятные условия с точки зрения применения современной технологии и сроков постройки кораблей».
На этом совещании В.Костенко поддержал И.Сталин, что предопределило судьбу проекта и всей стройки. Три раза он на правительственных совещаниях в присутствии И.Сталина отстаивал свой план постройки принципиально новых судостроительных заводов, где постройка и спуск кораблей осуществлялись на горизонтальных стапелях в закрытых сухих утепленных доках, находящихся выше горизонта акватории реки.
На институт «Проектверфь» возлагалась огромная работа. За считанные месяцы проектировщики должны были разработать уникальные стапеля с наплавными спусковыми устройствами и батопортами, длина которых с подводным фундаментом составляла 380 м. На этих стапелях в городах Ленинграде и Николаеве планировалась постройка первых советских линкоровтипа «Советский Союз». Для ремонта этих гигантов предназначались судоремонтные базы с сухими доками в 350 м на Балтийском, Черном и Белом морях, одна достроечно-судоремонтная база проектировалась для Советской Гавани: в ней должны были достраиваться и ремонтироваться корабли Комсомольского завода на Амуре. Полностью реконструировался «Дальзавод» во Владивостоке с восстановлением сухих доков, а также ряд ленинградских и николаевских заводов.
К этой сложнейшей и ответственейшей работе Владимир Полиевктович приступил в полном расцвете своего инженерного таланта. К своим пятидесяти годам он имел за плечами опыт, которым, наверное, не мог бы похвастаться ни один кораблестроитель в мире. И, конечно же, огромный опыт общения с людьми: он умел находить общий язык с рабочим и адмиралом, с рядовым конструктором и руководителем промышленности.
Проект завода на Амуре определил практику проектирования и строительства судостроительных предприятий Японии, Западной Европы и США на 30 лет, а выбор В.Костенко площадки для Северодвинского завода имел значение в ходе Великой Отечественной войны. Первый корабль, полностью построенный в Комсомольске, вступил в строй 30 января 1942 г., когда сооружение самого завода было еще далеко от завершения.
Надо отметить, что выбор площадки для строительства Северодвинского завода имел для В.Костенко печальные последствия. 25 февраля 1941 года накануне Великой Отечественной войны он был снова арестован по ложному доносу и обвинен в преднамеренном выборе площадки для строительства вышеуказанного завода на болотистом месте, что якобы повлекло за собой большие перерасходы при выполнении гидрологических работ. Но следствию не удалось собрать серьезных компрометирующих Владимира Полиевктовича материалов, и дело его шло к прекращению. К сожалению, помешала война.
В июле 1941 г. В.Костенко был переведен из Ленинграда в златоустовскую тюрьму, дело было возобновлено и тянулось почти год. 4 апреля 1942 г. скончалась вторая супруга В.П. Костенко. И лишь 10 июня 1942 г. Владимира Полиевктовича перевезли в Челябинск, где объявили, что он освобождается в связи с прекращением его дела, и вручили соответствующую справку. А уже 18 июня он был назначен заместителем начальника ГСПИ-2, эвакуированного в Омск.
В 1944 г. Владимир Полиевктович руководит реэвакуацией ГСПИ-2 из Омска в Ленинград.
10 апреля 1945 г. за участие в строительстве Комсомольского судостроительного завода Владимир Полиевктович был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1950 г. имя В.П. Костенко И.В.Сталин лично внес в список лауреатов Сталинской (Государственной) премии за создание советских судостроительных заводов первого поколения, в частности за разработку плана реконструкции Ленинградских судостроительных верфей и 3 марта ему было присвоено звание лауреата Государственной премии за создание судостроительных заводов 1 поколения.
1 октября 1953 г. в связи с преклонным возрастом Владимир Полиевктович перешел на работу по сокращенному графику на должность главного технолога по судостроению в ГСПИ-2, которую исполнял до 1956 г. 14 января 1956 г. В.П.Костенко скончался в Ленинграде и был похоронен на Серафимовском кладбище.
На протяжении 25 лет проработал В.Костенко в «Проектверфи» (в дальнейшем ГСПИ-2 - ГСПИ «Союзпроектверфь» - ПФ «Союзпроектферфь»), где исключительно плодотворно трудился в области проектирования судостроительных заводов Отечества, где в полной мере раскрылся его талант. И, хотя Владимир Полиевктович на протяжении всей своей жизни занимался многогранной деятельностью в области судостроения: организатор производства, инженер-кораблестроитель - автор проектов кораблей и судов, выдающийся ученый, занимающийся вопросами остойчивости, гидродинамики, броневой защиты кораблей, автор ряда трудов (библиография работ В.Костенко насчитывает около 90 публикаций), в его 125-летие хочется выделить главную составляющую его деятельности в области отечественного судостроения - создание еще в 30 годы заводов на Амуре и в Северодвинске с принципиально новой схемой постройки кораблей на горизонтальных стапельных местах и спуском при помощи принудительного наполнения доков и наливного бассейна, с последующим выводом корабля через полушлюз глубоководной прорези на акватории завода.
Большое внимание Владимир Полиевктович также уделял общественной деятельности: в 1946-1956 гг. он член Центрального научного инженерно-технического общества судостроения, заслуженный член НТО судостроительной промышленности, а с 1955 г. Почетный член НТО судпрома; в 1946 г. его назначают членом научно-технических советов Минсудпрома и Министерства военных и военно-морских предприятий; в марте1948 г. - членом научно-технического совета ЦНИИ имени академика А.Н. Крылова; а в 1950 г. - членом редколлегии журнала «Судостроение».
В октябре 2002 г. на имя председателя СПб МС Н.В.Орлова было получено письмо за подписью директора проектной фирмы «Союзпроектверфь» Сергея Петровича Наседкина, в котором он предлагал создать координационный комитет попроведению юбилейных торжеств и разработать план мероприятий, посвященных юбилейной дате. Аналогичные торжества проводились четверть века тому назад в 1981-1982 гг. к 100-летию со дня рождения В.П.Костенко.
В мае 2004 г. на Совете старшин СПб МС было принято решение об изготовлении памятной доски В. Костенко.
В декабре 2005 г. в Комитете по культуре на заседании Совета по мемориальным доскам при Правительстве Санкт-Петербурга был рассмотрен проект мемориальной доски с укреплением её на доме № 24 по Каменноостровскому проспекту. Совет предложил вариант барельефа в камне с текстом: «В этом доме с 1947 по 1956 год жил выдающийся кораблестроитель Владимир Полиевктович Костенко». Эскиз доски выполнил архитектор Владимир Иванович Новосадник. Кстати, ранее памятная мемориальная доска установлена на доме № 21 по проспекту Добролюбова младшему брату Михаилу Полиевктовичу Костенко (родился в 1889 г.) - академику академии СССР, Герою Социалистического Труда, известному электротехнику.
В конце сентября Санкт-Петербургское Морское Собрание планирует провести в Собрании военно-исторические чтения, посвященные 125-летию со дня рождения В.П.Костенко.

 
След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.