на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Поэты флота
Автор: Татьяна БАТУРИНА.   
Поэты флота
Недавно выпущенный издательством «Дума» (СПб, 2004) сборник стихов и поэм «Петровская набережная» полковника медицинской службы в отставке Анатолия Краснова, автора не менее двух десятков подобных книг, начинается стихотворением из восьми строк, содержащих то ли повеленье,
то ли просьбу:
Оставьте хоть что-то
святое.
…………………………………..
Где яблоко есть налитое
С полночной луной
меж ветвей,
Где царствуют вечные двое
В единой державе своей.

Те, к кому обращается поэт, не названы, но очень определенно названо то, что он считает «святым». Это держава, где «царствуют» любовь и природа.
Чаще всего, поэты начинают лирический сборник стихами с общемировоззренческим содержанием. Ан. Краснов открывает свою книгу стихами о любви; и не случайно, потому что эти стихи выражают философское, нравственное и эстетическое kredo поэта. Любовь в его представлении - божественное, неземное чувство, наивысшая ценность в прекрасном мире природы. В стихах - возвышенный, хотя и несколько отвлеченный образ любимой, воспринимаемой не столько плотски, сколько духовно.
Я написал тебя словами,
Душой познав оригинал.
……………………………..
Я создавал тебя в глубоком
Восторге, ветром над волной,
Наедине с тобой, как с богом,
С молитвой сладостной, земной.
В стихах нет описания внешности, но читатель всё-таки представляет облик женщины, её «спокойную открытую улыбку», её «негромкий смех», «доверчивый взгляд» и т.д. Что же касается иных подробностей, то это обычно детали поведения, взаимоотношений двоих, населяющих этот космос, эту державу любви.
В комнату, которую снимаю,
Ты пришла с подарком для меня,
Зябкая. Пальто с тебя снимая,
Разуваю около огня.
А от печки некое сиянье,
В ней, как в дюзах,
пламень голубой…
Это же великое свиданье
С Вечностью, Вселенной
и с Тобой.
Сядь к огню,
мой петроградский зяблик.
Всё, что в этом мире, оживи.
Маленький
космический кораблик,
Нас несущий в космосе любви.
Эти двое, когда стоят на берегу Невы, заполоняют собой весь мир. Можно сказать, что для Краснова любовь и жизнь - синонимы, и нет ничего выше и значительней их. Даже искусство не входит в сферу окончательных ценностей. («Ты прекрасней любого искусства»). Это и есть настоящий, столь необходимый человеку рай, вечный и радостный. С точки зрения поэта другой рай, утраченный когда-то человеком, вовсе не был столь прекрасен.
Ни к чему нам выдуманный рай,
Да ещё с каким-то
ушлым змеем…
……………………………………………
Зря ли ветхим
Назван тот завет,
Где шипенье гада и запреты…
Он один, прекрасной жизни свет,
И прекрасны все её заветы.
В нынешнее, отнюдь не романтическое время, когда торжествует обезличенный секс, порнография и модернистская пошлость, - возвышенное, романтическое представление об отношениях мужчины и женщины, может быть, актуальнее любых идеологических посылов и норм. Романтизм, и особенно в поэзии, сейчас востребован, необходим как никогда, и резонно сказать, что поэзия Анатолия Краснова в полной мере отвечает потенциальным запросам времени.
Космос, земля, природа, населяющие землю народы («все как дети природы, прекрасны»), «святая тишина» на земле - то, чем полон мир, где царствует любовь. И «божественная эта простота» и есть прекрасное, и есть подлинная «красота». А идеал жизни для человека, как его представляет поэт -
Были бы только любовь
и работа.
А для тела живого найдется
Хлеб ржаной и вода из колодца.
Для тела, как видим, не так много, но и не мало. Всё остальное -жизнь души.
Стихи Ан.Краснова сочетают в себе, казалось бы, трудно соединимое. Поэт возвеличивает общечеловеческие ценности, у него собственная модель мира, он отвлекается от низменной прозы жизни, словно витая над реальностью; в то же время он всегда динамичен, активен, что определяет интонацию, ритм, синтаксис, структуру стиха. Поэт постоянно с кем-то спорит, кому-то и чему-то противопоставляет своё видение мира. Постепенно, по-своему, он расскрывает, обозначает это «что-то». Это те обстоятельства, что заставляют поэта воскликнуть: «Что делать нам, как быть влюбленным нынче, когда бросают души в пустоту?» Конечно, он имеет в виду последние полтора десятилетия, когда были пущены по ветру высшие гражданские и нравственные ценности, «за ночь государство взяли, хапнули великую державу». Поэт пытается связать этот отрезок времени с развитием истории, в которой, по его мнению, «чередуются кольца эпох - созидания и разрушения», когда властвуют «бандиты и воры, о законах пустых болтовня». Горькие годы разрухи представляются частью «веков глухой ночи», повторяющихся «ужасов земли», сквозь которые, «взявшись за руки, как маленькие дети», вынуждены пробираться честные люди.
Поэт убежден в огромной роли личности в истории, которую она или созидает, как Петр, или низводит к комедии, фарсу. Личности созидательной Краснов противопоставляет вечно стремящихся на вершины власти политических обывателей, «умственная тьма» которых опасна для жизни. «Корень зла» в случайности «вошедших во власть» - «не избранных, не мастеров правленья, мужей умнейших, честные дела которых вызывают уваженье». «Всё говорят, всё бывшее клеймят, порой меж ними вспыхивает драка; во лжи, в распутстве с головы до пят… Комедия, комедия, однако». Такое восприятие истории свойственно в нынешнее время многим патриотически настроенным писателям. Четкие до прямолинейности материалистические представления недавнего времени уступили место расплывчатым, но в целом, вероятно, справедливым внешним восприятиям исторических явлений.
У Краснова и в исторических представлениях есть своя изюминка, произросшая, скорее всего, из того же недавнего прошлого и сверкнувшая в этих словах: «Комедия, комедия однако». Он разглядел ничтожество победителей, смехотворность их претензий, глубинный комизм их действий. Разглядел и трагические последствия их властвования. В том-то специфика времени, что комические персонажи, - люди без чести и совести, без человеческого достоинства «предали и продали страну», развалили армию и флот, втоптали в грязь нравственность и высокие человеческие чувства, сломали судьбы многих достойных людей. Эта трагическая тема стала основой содержания поэмы «Русское море», - о молодом офицере, романтически влюбленном в море, человеке чести и долга, едва не погибшем в омуте современной жизни.
Сюжет поэмы - как тоненькая ниточка в потоке сознания, в который излились попытки поэта осмыслить современную жизнь и вынести ей приговор.
Другая поэма «Петровская набережная» о любви, давшая название книге, - лирико-романтическое выражение мечты тех, кто любит родину.
И снова будем мы, как смерды,
Воссоздавать,
Воссоздавать!
И вновь придет на землю чудо.
Сбежит растяпистый Иуда,
Звеня в досаде серебром;
Придёт, как Петр, иной воитель,
Державы истинный строитель,
В руке не с ложкой -
С топором.
Стихи и поэмы Ан. Краснова пронизаны чувством ожидания. Время недавних четко выверенных идеологических прогнозов сменилось нынче иными надеждами - разве что на чудо, на сильную личность, на высшие силы… Но чувство это столь сильное, что оно как раз и определяет динамизм и привлекательность лирики Краснова. Он поклоняется природе и её законам, наивысший из которых - любовь, верит в созидательные силы жизни, ищет в ней необходимое для таких, как он, людей чести, стараясь разглядеть то, что не заметили другие, и сказать об этом по-своему.
Размышляя о вечном развитии природы, он написал:
Нынче жимолость рано созрела.
Впрочем, может быть,
как и всегда…
А над нею рябина белела,
Словно крылья раскинув, летела,
Хоть совсем неизвестно куда.
Видно, это природы веленье -
Поначалу стремглав зеленеть,
А потом и себе в удивленье
Знать цветенье и плодоношенье
И всё время куда-то лететь.
Все знают, что рябина испокон веку красная, а Анатолий Краснов заметил рябину белую - и ведь оказался прав: весной, в дни цветения, рябина белая, легкая, летящая… только вот «совсем неизвестно куда».

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.