на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Вдали от Родины
Автор: Александр СМИРНОВ, действительный член Русского Географического Общества.   
Image 
Имя Александра Смирнова хорошо известно читателям «Морской газеты». Его первую книгу «Зеленые гардемарины» мы опубликовали сначала в виде вкладыша. Потом она вышла отдельным изданием. Сейчас Александр Смирнов - автор пяти книг. Готовится к печати новая - «Крестники Андреевского флага». В этом году в историко-литературном выпуске «Флот» мы открываем новую рубрику, которую будет вести Александр Смирнов. Эта рубрика соответствует названию его новой книги.
Из них 4 человека стали адмиралами в этих странах. Под этим флагом приняли они свое боевое крещение. “Крестниками” его были главком ВМФ, адмирал флота Латвии и еще один контр-адмирал латвийского флота. Три первых Главкома ВМФ Финляндии, три адмирала. Военный и морской министр Литвы. Польши… 51 офицер или адмирал польского флота начали военно-морскую службу в России. Еще один десятилетия вел преподавательскую работу в Морском корпусе. Русский царь пожаловал одного поляка чином вице-адмирала, двух чином контр-адмирала, еще одного - чином генерал-майора флота. 29 поляков окончили Морской кадетский корпус, 5 - Морское Инженерное училище. Трое получили высшее военно-морское образование в Военно-морской академии. Один был награжден высшим военным орденом - Святого Георгия IV степени. Двенадцать из этого списка в родной Польше, получившей независимость от России, стали адмиралами польского флота.
Книга «Крестники Андреевского флага» - пожалуй, первая попытка обобщить разрозненные сведения о роли моряков царского, демократического или «белого» русского флота в становлении и развитии ВМС стран Америки, Азии и Европы в период между мировыми войнами. Ранее подобных попыток ни в СССР, ни в посткоммунистической России не предпринималось, и на то имелись объективные причины.
В Советском Союзе усилиям иноменклатурных историков создан трагически-карикатурный образ офицера-белоэмигранта. Это либо циник-официант, либо печальный парижский таксист. Словом, человек, без какого-либо шанса на личностное и творческое развитие, у которого все лучшее в прошлом и только в прошлом. О том, что десятки из них достигли адмиральских и генеральских чинов, стали профессорами университетов, успешными предпринимателями - в СССР писать запрещалось. После 1991 года об этом не хотели говорить в республиках бывшего СССР. Публичное признание того, что от России, царской или советской, страны Прибалтики получили даром имущества на миллионы рублей золотом и подготовленных специалистов самых разных специальностей, считалось чуть ли не национальной изменой.
Так, материалы к этой книге только собирались, кода в Санкт-Петербурге проводилась конференция с участием представителей стран Прибалтики, рвущихся в НАТО. Антироссийская аргументация быстро увяла, когда прибалтам напомнили, кто перед второй мировой войной был в Риге, Вильнюсе, Таллине министрами обороны и главкомами их флотов. Неудивительно, что во многих странах стараются забыть о вкладе русских офицеров в обороноспособность их государств. И неудивительно, что в России конца XX века не стремились лишний раз напомнить об этом мнительным соседям. Но все же пришла пора напомнить. Россия в начале XXI века становится другой страной. Поэтому и в ней пришла пора вспомнить, что в русском флоте служили 5 человек, ставших Главкомами или Морскими министрами, 20 человек, ставших адмиралами иностранных флотов. Морскому корпусу им. Петра Великого можно гордиться тем, что в его стенах учились 25 адмиралов и Главкомов иностранных флотов.
Структура книги максимально проста. В ней собраны материалы, показывающие рождение и развитие ВМФ стран, образованных на обломках Российской и Австро-Венгерской Империй. Представлены также биографии офицеров русского флота, служивших в иностранных флотах ряда стран Европы, Америки и Азии… О наиболее выдающихся из них, написаны краткие художественно-биографические очерки. Нет сомнения, что материалы дореволюционного периода биографий флотоводцев Польши, Финляндии, стран Прибалтики будут интересны историкам и читателям из этих стран. А для широкого российского читателя будут интересны представленные данные и фотографии, показывающие рождение, рост и развитие ВМФ республик Балтики и Черного моря, ближайших соседей СССР, в период между двумя мировыми войнами XX века.
…После 1992 года на обломках “советской империи” , так же, как когда-то на обломках Российской Империи, стали рождаться и возрождаться национальные Военно-Морские Силы. Возродились из тьмы забвения оенно-орские флоты - Литвы, Латвии, Украины, Эстонии, Грузии и Азербайджана. Вновь, как в 1918 году, в наследство от русских их Адмиралтейства получили корабли, базы, доки, арсеналы, лоцманскую службу, учебные центры, казармы и классы, а главное кадры. «Морскими» странами тали Туркмения и Казахстан, вместе с отрезками побережья Каспийского моря, получив необходимость его охраны и обороны с моря. Многие из новоявленных главкомов и адмиралов Прибалтики, Черного и Каспийского моря конца XX века - «крестники» тоже бело-голубого, но Краснозвездного Военно-морского флага.
 НА ОБЛОМКАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
СТРАНЫ ПРИБАЛТИКИ
В июле 1931 года в водах Моонзундского архипелага, где осенью 1917 года сражались русский и германский флоты, состоялись общефлотские маневры соединенных флотов Латвии, Литвы, Эстонии и Финляндии в присутствии эскадры польского флота. Бывшие офицеры русского Балтийского флота, став флагманами, адмиралами и Главкомами ВМС молодых республик, в те дни, наверное, с затаенной тоской рассматривали в бинокли бастионы старых береговых укреплений и батарей. Через оптику степенным адмиралам будто бы приблизилась ушедшая навечно молодость, холодный балтийский ветер навевал ностальгию по суровому, но славному былому… В те дни адмиралы нерусских флотов в душе почувствовали себя русскими, как когда-то, когда над мачтами их кораблей трепетал бело-голубой Андреевский флаг. И это не было мечтательной, образной грустью. Немало кораблей, в июле 1931 года нацеливших свои орудия в сторону России, еще 15 лет назад несли Андреевские флаги.
Еще 15 лет назад до боли родной Кронштадт был для адмиралов домом и защитой, а теперь солнце вставало со стороны чужого, враждебного «красного» Кронштадта. И восход багровел зловещим цветом знамен страны III Интернационала.
Для всех стран, образовавшихся на побережье Балтийского моря на обломках Российской Империи по велению Версальской мирной конференции 1919 года, в начале 30-х годов единственным потенциальным противником являлся СССР. Друг с другом им было воевать не за что и незачем (исключением был литовско-польский «территориальный вопрос» из-за города Вильнюс). Германия находилась в тисках тех же Версальских соглашений и только тихо шипела «беззубой пастью». Пока еще беззубой. Англия и Франция являлись «крестными родителями» новообразованного суверенитета, его покровителями и защитниками. США находились далеко и прямых интересов «нефтяные короли» и «банковские императоры» Нового Света в балтийских водах не имели.
Зато из Москвы и Ленинграда по «радио Коминтерна» не умолкали вопли сочувствия угнетенным пролетариям стран Прибалтики и Финляндии и не смолкали угрозы «белопанской» Польше. На стапелях возрождающихся ленинградских судостроительных заводов закладывались целые сери новейших подводных лодок, крейсеров, эсминцев и катеров. Модернизировались корабли, доставшиеся в наследство от царского флота. И советские адмиралы, также из бывших царских гардемарин и мичманов, мечтали вернуться на якорные стоянки Гельсингфорса, Ревеля, Риги и Либавы… Но об их немых мечтах нетрудно было догадаться их сверстникам - бывшим сослуживцам, ставшим адмиралами Финляндии, Латвии, Польши. «Товарищу Сталину нужен мир. И, конечно же, весь!» - эту грозную шутку хорошо знали в мире. Но «пацифистом» с середины 30-х годов стала и Германия, сбросившая с себя путы Версальских ограничений вооружений, в том числе и морских. Уже на стапелях Киля и Гамбурга стали закладываться новейшие корабли и подводные лодки возрождающегося флота открытого моря. И рейды Данцига (Гдыни) и Мемеля (Клайпеды) стали сниться адмиралам под флагом со свастикой. А после 1938 года, когда Париж и Лондон «сдали» Гитлеру Чехословакию, полякам, финнам, латышам, литовцам и эстонцам стало особенно тревожно. Они почувствовали себя орешком, уже положен ным на гитлеровскую «наковальню» и над которым уже занесли сталинский «молот»…
В ноябре 1938 года Европа отмечала двадцатилетнюю годовщину со дня окончания мировой войны. Но юбилей пацифизма получался каким-то грустным, фальшиво-наигранным. Если в 1914-м война началась как-то внезапно, аварией, то уже летом 1938 года в Европе пахло войной, остро и горько. И молодые страны Балтийского моря сжались в предвидении величайших событий, ища спасения в самих себе, пытаясь опереться на собственные национальные кадры. Веря и не веря в свое будущее.
ЛИТВА
Коренное население Литвы к 1918 году сумело сохранить в национальной памяти предания о своем древнем государстве, о своих князьях, о своем дворянстве. Стоит вспомнить, что с Литвой воевал еще московский царь Иван IV Грозный (хотя Литва конца XVI века и Литва начала XX века - не одно и то же). Позже часть территории Литвы вошла в состав могучей Речи Посполитой, а с ее развалом отошла к Российской Империи. Литовская аристократия служила и польским королям, и российским императорам. Фамилия Довконтов происходила из рода литовских князей, как и один из героев этой книги. И потому провозглашение в 1919 году независимой суверенной Литовской республики воспринималось литовцами, как акт давным-давно требующей воздания справедливости.
От бывшего Императорского Российского флота новорожденному ВМФ Литовской республики ничего не перепало. Да и был-то он махонький, как младенец. Собственно, первый крупный морской порт - Клайпеду - литовцы получили по воле Версальской мирной конференции. От поверженной Германии «отломили» ее балтийский порт - Мемель - и подарили Литве, в которой подарок нарекли Клайпедой. Подарок был, по сути, «троянским конем», только вместо вооруженных воинов в нем затаилась угрожающая ностальгия по Мемелю со стороны адмиралов кайзеровского флота. Угроза молчаливая, но до поры до времени. Другим, еще более болезненным решением европейских дипломатов была передача старинного литовского города Вильнюса Польше. Эту территориальную распрю «подарил» литовцам Людиан Желиговский. Российскую Империю коммунистические историки называли «тюрьмой народов». Желигов ский томился в «тюрьме» в чине генерал-майора. В 1918 году Российская армия окончательно приказала долго жить, и бывший генерал подался… в президенты «Срединной Литвы», провозглашенной им же в 1918 году (давным-давно истлел в английской земле прах двукратного эмигранта Желиговского, но рожденный им «польско-литовский» вопрос окончательно не разрешен до сих пор). А до 1939 года столица Литвы временно «переехала» в Каунас. Забегая вперед, можно отметить, что разгрому Польши в сентябре 1939 года в Литве обрадовались, как в анекдоте про злого соседа. Немецкие адмиралы, правда, отобрали Клайпеду, но зато Гитлер вернул литовцам их старую столицу Вильнюс. Хотя и ненадолго. Подарок, менее чем через год, отобрал СССР.
Литва - маленькая страна, которая не могла позволить себе в мирное время содержать армию и флот. Тем более разделять бюджетное финансирование на отдельные роды войск. Численность всех регулярных вооруженных сил в мирное время - кадровая армия, с которой Литва встретила начало второй мировой войны, - едва превышала 13 тысяч человек, считая всех - от министра обороны до последнего кашевара. Правда, Военный Справочник, изданный в Москве в 1936 году наркоматом обороны СССР, указывал, что мобилизационный ресурс литовской армии в военное время составляет более 300 тысяч человек. Но, думается, что это сильное преувеличение. Вероятнее всего, авторы справочника просто взяли цифру, определяющую численность мужского населения Литвы призывного возраста. В ней просто не успели бы подготовить всего за 20 лет столько обученных резервистов.
Военно-морские силы Литвы фактически состояли из одного-единственного корабля - «Президент Сметона». Имя первого президента независимой Литвы дали бывшему германскому минному тральщику «М-59» 1917 года постройки. Водоизмещение - 500 тонн, вооружение - 2 76-мм орудия и 3 пулемета. Мог развивать ход до 16 узлов. Его подарили литовцам по велению из Версаля вместе с портом Клайпедой. «Президент Сметона» выполнял функции не столько боевого, сколько представительского корабля, символизирующего выход Литвы к Балтийскому морю. Куцую морскую границу страны охраняли несколько моторных катеров, вооруженных пулеметом. Да в порту Клайпеды одна команда обеспечивала береговые потребности этих плавсредств - вот и весь литовский флот. Разделения авиации на морскую и армейскую тоже не существовало, ибо делить было почти нечего. Все ВВС Литвы к 1939 году составляли одну-единственную эскадрилью с самолетами разных типов. В случае войны ей пришлось бы прикрывать с воздуха и сушу, и море. Литовцы не имели общей границы с СССР, но спокойней от этого им не было. С запада на ее побережье с 1933 года целилась нацистская Германия, с юга - хмурились польские паны, «скушавшие» Вильнюс.
Бывшим офицерам флота царя Николая II, волею судеб оказавшихся во главе таких скромных вооруженных сил, приходилось проявлять чудеса организаторского таланта, чтобы обеспечить минимальную безопасность края. Уж чего-чего, а таланта им было не занимать…
Военный министр Литвы Федор Юльевич Довконт, капитан 2 ранга русского флота.
Может быть, найдется в Литве или в России писатель или историк, который сможет описать биографию Федора Юльевича в биографическом романе или в жанре книжной серии «Жизнь замечательных людей»? Он этого, несомненно, достоин.
Родился он 8 ноября 1884 года. В 1907 году мичман Довконт окончил морской кадетский корпус и ушел на службу в Балтийский флот. Собственно, флота как такового у России на Балтике в тот год почти не было. Многие из молодых мичманов просто не находили себе вакансий - новых кораблей почти не было, а уцелевшими после русско-японской войны заправляли ветераны Цусимы или Порт-Артура. Но мичману Довконту повезло, он попал на линейный корабль «Слава». Спустя год, находясь в дальнем заграничном походе, он принял участие в спасении пострадавших от землетрясения в Сицилии, получив памятную серебряную медаль от благодарного правительства Италии. Безукоризнен по службе, «налегал» на английский язык, будто предчувствуя свою необыкновенную судьбу, хотя, кроме как участием в итальянском походе, более ничем от своих соседей по офицерской кают-компании не выделялся. Войну с Германией лейтенант Довконт встретил на штабном корабле флота - крейсере «Россия».
В начале 1915 года морское командование Балтийского флота осознало необходимость двух важнейших условий для успешного ведения современной войны на море. Первое - наличие централизованной военно-морской разведки. И второе - единое планирование операций армии и флота у балтийского побережья.
9 февраля 1915 года начальник штаба Балтийского флота подписал директиву № 88 Оп. пометкой «Весьма секретно».
«Крейсер «Россия», Лейтенанту Довконту.
Согласно разрешению Главнокомандующего VI армией и
командующего Балтийским флотом, предлагаю немедленно приступить к организации разведывательного отдела при штабе Командующего флотом. В функции должны входить: регистрация и систематизация сведений из Морского генерального штаба, Службы связи и лоции, а также руководство ведением разведки на обоих берегах Финского залива. Разведывательное отделение непосредственно подчинено Флаг-капитану по оперативной части, через которого будут даваться указания и задачи разведки.
Флаг-капитан по оперативной части Штаба командующего Балтийским флотом капитан 1 ранга А.В. Колчак».
Это не значит, что создание военно-морской разведки флота было целиком возложено на лейтенанта Довконта. Это значит, что он принимал в этом деле самое активное и прямое участие. Его непосредственным начальником был не только будущий Верховный правитель России адмирал Колчак, но и адмиралы Эссен и Непенин, командующие Балтийским флотом. В марте 1917 года Довконт докладывал обстановку «революционному» командующему флотом А.М. Щастному.
Разведчик в отставку не уходит. Он служит, мыслит, живет не так, как обычный корабельный офицер, штурман, минер или артиллерист. Довконт, организовывая систему сбора разведданных, анализировал не только сведения о кораблях кайзеровского флота, но и о работе его агентуры. Так что о большевиках-ленинцах, ведущих пропагандистско-информационную войну среди балтийцев, отрабатывая «спонсорство» германской разведки, он знал задолго до ноября 1917 года. Перед ним разворачивался, как чертеж, механизм не только военно-морской, но и государственной системы власти в Германии и России. Он все больше внимания стал уделять социально-политическим вопросам, что в офицерских кругах царского флота было не принято. Но это не значит, что лейтенант Довконт превратился в «канцелярскую крысу» от разведки, не услышав в жизни выстрела врага. В конце 1915 года его направляют в длительную заграничную командировку во Францию.
Там он воюет с немцами на западном фронте в составе русского экспедиционного корпуса. И воюет неплохо, Франция наградила его офицерским крестом, а в русском флоте он получил чин капитана 2 ранга. На Западном фронте он карандашом ведет дневник «Во Франции с нашими войсками 1915-1916 гг.» (в РГА ВМФ сохранилось лишь шесть тетрадных листочков от дневника, увы, и они находятся в абсолютно не читаемом состоянии. - А.С.).
Видимо, во Франции - свободной, парламентской стране - он близко сошелся с социалистами (а может, и был посвящен в масонскую ложу). Вернувшись в Россию в конце 1916 года, капитан 2 ранга Довконт уже неисправимый сторонник демократии в душе. А с марта 1917 года - и на деле. Отречение монархии он приветствовал искренне и горячо. Потому и был не убит матросами, не изгнан с флота судовыми комитетами, а активно занялся политическим просвещением масс. Часто публикует в финских и русскоязычных газетах Финляндии статьи на тему социальной революции.
Симпатизируя марксизму, весной 1917 года капитан 2 ранга Довконт начинает читать общественные лекции, проповедуя социализм. Так, 17 мая 1917 года он сделал доклад в Союзе Социалистов Гельсингфорса, который потом был опубликован в революционных газетах. Вот его основные тезисы и некоторые цитаты из него: «Причина развития Империализма. Развитие капитализма. Развитие идеи Человеческого равенства.
Часть 1. Развитие сознания в человеческой личности.
Часть 2. Борьба за личную свободу.
Часть 3. Борьба за политическую свободу.
Часть 4. Борьба за экономическую свободу».
Вот что говорил будущий министр обороны буржуазной Литвы в мае 1917 года о социализме: «Человечество долго искало пути, пока социализм не указал, где корень зла, куда идти и куда мы идем. В России социализм теперь делает огромные успехи. Россия - это теперь те дрожжи, из которых пролетарии всех стран сделают хлеб, имя которому - «социалистический строй». Области будут самоуправляться, исчезнут чиновники. Все земли, все средства производства - в общественное пользование. Исчезнут шпионство и провокация. Бесплатное образование, пенсии. Деньги отомрут. Весь трудящийся люд будет думать не столько о куске хлеба, сколько о науке и просвещении… Идемте, не останавливаясь у развалин самодержавного трона, повторяя: «Скорее вперед!».
Довконт стал окончательным социалистом, сторонником мирового сообщества пролетариев. Потомственный дворянин и офицер забыл триаду, которой он присягал: «За Веру, Царя и Отечество!» Действительно, хоть царь сам отрекся, но какая вера может быть у социалиста-атеиста и какое Отечество может быть у трудящихся?! Потомок литовских князей, надо полагать, причислил себя к пролетариям.
Отрезвление наступало быстро. Угар революционной эйфории улетучился, как утреннее похмелье. В России «социализм делал огромные успехи»: армия и флот разбегались на глазах, государственная власть была парализована. А трудящиеся Германии, оставшись верными своему Императору, перли и перли на восток. Довкот был свидетелем Моонзундского сражения между немецким и русским флотами. Он оставался на флоте, пытаясь разобраться в окружающем. А разведданные продолжали поступать не только из Германии, но и из России.
Видимо, проанализировав их, он не приехал в Россию «печь хлеб социализма» после ноября 1917 года. Во-первых, с хлебом там было очень трудно. А во-вторых, запросто расстрелять могли… за офицерство, дворянство. Толпы солдат-дезертиров - это не слушатели докладов в союзе социалистов. Могут ведь и на штыки поднять.
В марте-апреле 1918 года бывший капитан 2 ранга Довконт проводил своего последнего командующего флотом А.М. Щастного из Финляндии. Тот уводил корабли Балтфлота в «Ледяной поход»… Но сам опять же в социалистическую Россию не поехал. Остался в Финляндии, которая обрела независимость от нее.
Нравственно-политические эволюции сознания Федора Юльевича Довконта в период с 1916-го по 1919 годы происходили каким-то противолодочным зигзагом. Сначала защитник Отечества и дворянин стал пацифистом и социалистом. Потом он вновь обернулся государственником и сторонником национального единения и профессиональным военным.
Он «вынырнул» из хаоса революций и социализма на родине своих предков-аристократов - в Литве. Ее государственный суверенитет гарантировали дипломаты из Версаля, почти сплошь члены масонских лож, для которых идея социализма во всем мире была милее всего. Не исключено, что именно европейские «вольные каменщики» помогли своему «брату» Довконту занять высокое положение в Каунасе. Он несколько раз избирался депутатом литовского парламента, входил в состав правительства в ранге министра обороны. Несмотря на территориальные споры с Германией и Польшей, забот с маленькой армией у министра Довконта было немного. Германия была разоружена, а красная Россия сравнительно далеко. И он мог с приятной ностальгией вспоминать о службе под Андреевским флагом вместе с флотоводцами Эссеном, Непениным, Колчаком, Щастным, Развозовым… Им не повезло, его же хранил Бог. Он - генерал вооруженных сил независимого государства, министр. Они - все уже давно покойники. Его социалистическая революция вознесла. Их всех - убила. Какая удивительная штука жизнь!
Он еще не знал, насколько она


 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.