на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Минута поэзии
Автор: Редакция   
Сергей Хомутов
*  *  *
Мы уходим все дальше
от милой земли,
Мы в железо и камень
ее облекли,
Потому и от нас отвернулась она,
Есть надежда еще -
не на все времена,
И топтавшие некогда тропки
в лугах,
Мы сегодня в асфальтовых бьемся кругах,
И копавшие теплые грядки весной,
Мы все чаще блуждаем другой стороной.
И гремит, и скрежещет,
и воет вокруг,
И очнешься уже нелегко
и не вдруг.
Хорошо, если это случится опять
До черты, за которою всем пребывать;
До предела, где нет никакой суеты
И нельзя отличить,
где земля, а где ты.
Там трава и цветы,
словно лес, высоки,
Да от здешних -
края эти так далеки.
*  *  *
В анархическом рае ольхи
Все припомнишь былые грехи
С неотвязною мыслью о Боге…
Вот он, хаос, неясность пути,
По которому надо пройти,
И пробиться к искомой дороге.
И гармония…
Только она
Не всегда и не сразу видна
Для стремящихся все
обозначить.
…Вот присяду на кочку и здесь
Превращусь в отчуждение весь,
Ничего не желая иначить.
Но вдали тепловоз прогудит
И назойливо предупредит,
Что - дела, расписание,
сроки…
Встану грузно и снова пойду
В жизнь, которую нынче веду,
Где мы все и в толпе одиноки.
Так спасибо, ольховая падь,
Что дала хоть на время понять
Скудость всей суеты
настоящей.
…Оглянусь, выходя на просвет,
И увижу, как смотрит мне вслед
Лист дрожащий на ветке дрожащей.
*  *  *
Среди крикливости, кичливости
И спекуляции на вере,
Мы живы чувством
справедливости,
До сей поры, по крайней мере.
С ним часто сердце
надрывается,
А без него, как без завета,
И горько видеть, что сживается
Оно презрительно со света.
Тот плюнет, этот отворотится,
Вполне понятные друг дружке,
Не различая Богородицы
В бессильно плачущей
старушке.
И слишком поздно
обнаружится,
Сколь далеко зашли мы слепо,
Что не земля под нами
рушится,
А рушится над нами небо.
Олег Юрков
Портрет
На фотовыставке - как странно!
- Уже и впрямь на склоне лет,
В зал заглянув из ресторана,
Я обнаружил свой портрет.
Он назывался -
«Вдохновенье».
Взор, устремленный в небеса.
Удачно поймано мгновенье,
И подбородок, и глаза…
В руках моих раскрыта книга
В ней на обложке -
мой портрет.
Пройдут года, но знаю, мига
Подобного - в грядущем нет.
В горах, в лесах,
на глади плаца,
Куда б не привели пути,
Таким как здесь,
мне вновь не статься,
Как дважды в реку не войти.
*  *  *
Уменье оставлять,
не возвращаться,
Уменье потихоньку забывать.
Неужто вправду довелось венчаться,
На призрачное счастье
уповать?
Вперед, вперед, как говорится - вайтер!
Пусть многое осталось
за спиной.
Уже давно с собой покончил Вертер
Вдруг осознав,
что стало со страной.
И ты, моя далекая подруга,
Тридцатилетней верности залог
Уже у края, у границы круга.
Я удержать в душе тебя
не смог.
Вот-вот и ты в седую Лету канешь,
Подобно отсыревшему мячу,
И даже если вслед меня потянешь,
Я возвратить тебя не захочу.
Мне без тебя вставать
и одеваться,
Духовную свободу возлюбя…
В уменье забывать
и забываться
Природа обессмертила себя.
Анатолий Петров
*  *  *
Я прислушался к шороху ночи
И ночную фиалку вдохнул,
И увидел я синие очи,
Но коснуться цветка
не рискнул.
Под луной, под звездой,
под капелью
Выспевал он, и ярок, и тих,
Может быть, для земного веселья,
Может быть,
как божественный стих.
Круги
С кругов мы смотримся
в пространстве,
Кругами мир уходит ввысь.
Круги опора в постоянстве.
В кругах вселенные сплелись.
И мы кругами ходим в мире:
Рожденье - смерть, смерть - рождество…
Круги - вершина для кумира
И восхожденье в божество.
Кругами мы уходим вниз,
В окружности земли,
сквозь зори.
Кругами в море ходит бриз,
Кругами - счастие и горе.
*  *  *
Среди просторов русских,
Среди морей и рек
Провалы, взгорья, спуски -
Наш нездоровый век.
Не сильный и не ясный,
Весь из каких-то сфер,
Разбойный и опасный,
Как черный револьвер.
От непогоды тусклой
Среди полей и нив
Погост деревни русской
Убог и сиротлив…
А что же наши детки,
В каком они сродстве? -
Нас спросят грозно предки
С молитвой во Христе.
А может, наши детки
Утратили свой пыл?
Спокойно спите, предки, -
Их гонор не остыл.
Мы жили в прошлом веке,
А он был не простой.
Проснитесь, горы, реки,
И предков прах святой.
Владимир Симаков
Старая тетрадь
Нашел я старую тетрадь -
В ней желтые листы -
И начал записи читать,
Что оставляла ты.
И повернуло время вспять,
В давно забытый сон,
Когда могли все понимать
И думать в унисон.
Твои записки - в днях других,
Откуда мы ушли.
Вернуть попробовать бы их,
Да только нужно ли?..
Кризис полнолуния
Полнолуния свет вызвал кризис доверия вмиг,
Обманул ожиданья, надежды обрушил и веру.
Где молился вчера, ангел смерти сегодня возник,
Расколов, словно череп ударом, небесную сферу.
Не спасает любовь,
потому что обида горька,
Разрывая покров,
кровоточит забытая рана.
Снова времени нет,
за секунду проходят века
И утрачен покой,
что лелеяли так неустанно.
На рассвете туман пеленою висит за окном.
Рядом ворон кричит,
ослепленный, на веточке зыбкой.
Он пророчит мне путь,
и я помню всегда об одном:
Мне добавили в счет
совершенные нынче ошибки.
Я сменю телефоны, другие найду адреса.
В этом мире потерь много больше, чем приобретений.
Но не спрятаться в глушь, потому что редеют леса,
А уверенность тонет в глубокой пучине сомнений.
*  *  *
В волнах Средиземного моря
Поплавать и мне довелось:
Я греб, с ним нисколько
не споря,
Как самый воспитанный гость.
Меня высоко поднимала
Прозрачная эта вода,
А мне было этого мало,
Хотелось в просторы - туда,
Где блики сверкают,
как звезды,
Взойдя из соленых пучин.
Но было напрасно и поздно
Грустить без особых причин.
Лежал на воде, как ребенок,
В тот день, отрешенный от дел,
А пляж, что был весел и звонок,
Совсем на меня не глядел.
И только старинные башни,
Как будто свой нрав укротив,
Следили за мной,
бесшабашным,
С ближайшего острова Иф.
Алина Мальцева
Поэту Любегину
Глядят на мир безгрешно
прозрачные глаза,
стихи его - не злато, -
соленая слеза.
Он ими прожигает
душ дремлющую мглу,
взметая в них нежданно
щемящих чувств пургу.
И, веря в божью силу,
и нищ, и гол в быту,
поет земле родимой
прекрасную мечту.
*  *  *
Там, за окошком,
кустик вдалеке
все шелестит, листву
еще не сбросив.
Ее подхватит ветер -
и в пике.
По декабрю в Европе
бродит осень.
И куст шумит, трепещет,
жизни полн.
С ним связанная местом,
как судьбою,
когда без ветра замирает он,
я становлюсь
как будто неживою.
И словно в мире нет его родней,
забыт язык, и стерты стран границы.
Кто я, каких земных кровей? -
Трепещет куст, и кровь во мне струится…

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.