на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ "СВОИХ ШТУРМАНОВ ЗАВЕСТЬ"!
Автор: Валерий КОРОЛЮК   
21 мая (10 - по старому стилю) 2001 года исполняется ровно 270 лет началу морского образования Восточной России.

Вообще-то, история мореходного обучения в России началась три столетия тому назад, с московской Школы "Математических и навигацких, то есть мореходных хитростно искусств учения" (больше известной как Навигацкая школа), созданной Петром Великим 14 января 1701 г. Но о ней написаны книги, сняты фильмы, а вот российский Дальний Восток этим обойден…

Здесь все случилось на четверть века позже, в тот по-камчатски сырой июльский день 1728 года, когда, отправляясь в первое свое плавание к Америке на боте "Св. архангел Гавриил", капитан (тогда еще) 1 ранга Витус Беринг начал составлять памятную записку с предложениями по развитию навигации в Восточном Океане (в том числе - об "обучении в Охотске и Камчатке молодых казачьих детей, для морского пути"), поданную потом, по возвращении в Санкт-Петербург, на имя Ее Императорского Величества Анны Иоанновны. Предложения Беринга были приняты, и 29 апреля 1731 г. правительствующий Сенат дает указание Сибирскому приказу подготовить на их основе надлежащие инструкции.

А 10 мая состоялся о том и Высочайший указ. Вскорости Сибирский приказ высылает из Москвы в Иркутск, вместе со специальным указом от 22 июля 1731 г., инструкцию командиру Охотского порта Григорию Скорнякову-Писареву (в прошлом - первому директору Морской академии в Санкт-Петербурге) - из 33-х пунктов (против беринговых 15-ти). Инструкция эта подписана Павлом Ягужинским и Иваном Давыдовым, а в двух пунктах ее именно о морском образовании и идет речь:

21) Штурманов человек трех и матросов человек шесть велено послать из адмиралтейства, к которым придать из казацких детей молодых и обучать морскому ходу, дабы там своих штурманов и матросов завесть.

23) …а в Охотске хотя бы народную школу не для одной грамоты, но и для цифиры и навигации завесть тебе Писареву и жалованье малое для содержания учеников давать, из чего могут люди к службе знающие возрастать, а не дураками оставаться…"

Годом позже на Дальний Восток и в самом деле прибывают посланные от адмиралтейств-коллегии штурманы Иван Бирев, Софрон Хитрово и Авраам Дементьев с шестью матросами, которым велено "обучать матросской должности" детей охотских казаков. Вот только добраться до Охотска они никак не могут и застревают в Якутске (в Охотск из них попадет только Бирев, да и то - к концу 1735 г.), ибо охотский начальник, сосланный сюда за участие в заговоре, отнюдь не торопится исполнять монаршью волю. Только в 1740 г., когда Скорнякова-Писарева заменяют на посту командира Охотского порта Девиером и арестовывают, дело морского образования сдвигается здесь с мертвой точки.

Антон Мануиллович Девиер, граф и генерал-аншеф, бывший обер-полициймейстер Санкт-Петербурга, лишенный чинов и званий и тоже находящийся в ссылке за участие в том же заговоре, что и его предшественник, первым заводит школу в Охотске (главном в ту пору восточном порте страны), отобрав для обучения грамоте, арифметике и рисованию 30 детей разных сословий и назначив учителем растригу Якова Самгина. К 1741 году в ней числится уже 21 человек, и хотя потом "школа эта послужила основанием штурманского училища Сибирской флотилии", навигацкой она еще не была, да и не могла быть - за недостатком учителей да из-за полной безграмотности учеников, точнее будет назвать ее просто "хотя бы народной".

Тем временем в 1736 г. в Якутске тоже открывается навигацкая школа. Но за три года в нее так и не удалось затащить ни одного ученика, пока в 1739 г. советник Адмиралтейства Ларионов не набрал насильно 110 казачьих детей, из которых к 1744 г. остались в учебе лишь 25.

Еще через два года школу эту закроют из-за нефинансирования, но в 1766 г. в нее вновь наберут 40 учеников - из дворянских и казачьих детей. К 1777 г. в школе остается всего 22 курсанта (14 из которых - в старших классах навигации), науки преподает один-единственный учитель - штурманский ученик Турчанинов, сведущий в арифметике и геометрии, но навигацию знающий слабо, лишь до ведения морского журнала. В 1783 г. финансирование опять будет прекращено, с передачей Якутской школы в ведение Иркутского приказа общественного призрения. В 1791 г. состоится последний (срочный) выпуск ее учеников, а в 1792-м школа будет окончательно закрыта…

В 1754 году по распоряжению сибирского генерал-губернатора В.А. Мятлева на средства Амурской (Нерчинской секретной) экспедиции создаются школы навигации и геодезии в Иркутске и Нерчинске - для подготовки морских кадров "так, чтобы они, будучи в обучении, могли для надобных здесь к мореплаванию служителей вступить в навигацкие науки". Собственно, именно эти-то школы и стали первыми по-настоящему мореходными учебными заведениями Восточной России.

В Нерчинской навигацкой школе в августе 1756 г. числилось 35 учеников, а уже через год - 59! В августе 1765 г. школу закрыли, влив 39 ее учеников в Иркутскую.

Иркутская школа навигации и геодезии, открытая на базе существовавшей еще с 40-х годов школы для подготовки геодезистов, фактически стала первой, готовившей штурманов торгового флота. Директором ее был назначен чиновник 7-го класса Есипов, науки преподавали: подпоручик А. Юсупов, прапорщик И. Бритов, штурман М. Татаринов да три японца, обучавшие будущих мореходов Восточного океана своему языку. Пятеро из 11 выпускников этой школы уже в 1758 г. были направлены штурманами в Охотск (в следующем году еще 11 из 39 (по другим данным - из 32) ее выпускников отправятся на охотские суда) - для практического обучения. С той самой поры в Охотском порте и начинается собственно морское образование...

С помощью генерал-губернатора Василия Алексеевича Мятлева народная школа в Охотске в 1756 г. наконец-то реорганизуется в навигацкую, как это и было задумано еще Берингом для его 1-й Камчатской экспедиции. Отчетом 1767 г. зафиксировано, что в Охотске производится денежное содержание 15 штурманским ученикам по 54 руб. годовых, 6 навигацким по 18 руб., 5 ученикам (лекаря? - В.К.) по 12 руб. 60 коп., 2 ученикам (ластовых судов? - В.К.) по 120 руб., 2 парусным ученикам по 30 руб. и 1 блоковому ученику - 72 руб. В 1772 г. Сенатом было предписано вытребовать к имеющимся в Охотске 3 штурманам, 3 подштурманам, 2 штурманским ученикам и 3 навигацким ученикам потребное число штурманских учеников из Якутской навигацкой школы. Спустя еще четыре года в Охотске числится по описи "учеников навигацкой школы - 20, школьников - 20".

По представлению нового командира порта отставного капитан-лейтенанта Саввы Ильича Зубова в 1777 г. утверждается новый штат Охотской навигацкой школы, на 20 учеников (с производством им жалованья по 54 руб. в год каждому), и школа укомплектовывается по этому штату. Через 7 лет первый комендант (а не начальник) Охотска полковник Козлов-Угренин по ходатайству мирового судьи Коха просит иркутского губернатора прислать для навигацкой школы учителя, книги и инструменты, а сам тем временем, "чтобы не довести до упадка этого полезного учреждения, назначил в нее учителем штурманского ученика Должантова". Губернатор, естественно ("по неимению денежных средств"), переправляет это дело в Сенат, и только с Высочайшего разрешения (!) после 1 января 1790 г. начинаются ежегодные правительственные ассигнования 4274 руб. на содержание "этого полезного учреждения".

С 1765 г. все сибирские навигационные школы были переданы в ведение губернаторов, под "чутким руководством" которых с 1787 г. начинает чахнуть даже Иркутская школа, находящаяся под самым боком: в ней прекращается набор учеников, нет ни одного учителя навигации; и в 1795 г. ее вообще присоединяют к главному народному училищу города (открытому в том же приснопамятном 1787 году)...

В 1796 г. закрывают и школу в Охотске, но через три года вновь восстанавливают, сведя ее в "Охотскую четвертьроту штурманских кондукторов, кадет и кантонистов", со своим уставом. К тому времени имелись у России лишь два штурманских училища - в Кронштадте и в Николаеве, да два трехклассных училища корабельной архитектуры - в Санкт-Петербурге и в Херсоне. За 1814-31 гг. из нее были выпущены 4 писаря, 7 баталеров, 1 вахтер, 8 фельдшеров и аптекарских учеников да 16 кондукторов. В 1847 г. она была переименована в штурманское училище, а еще через два года состоялся указ о переносе Охотского порта на Камчатку, в штурманском училище числилось тогда 24 ученика.

В 1850 г. Охотское штурманское училище переводится (вместе с военно-морской базой) в Петропавловск на Камчатке, еще через пять лет, во время Крымской войны - в Николаевск на Амуре (там-то в него и поступил в 1858 г. "по воле его императорского высочества генерал-адмирала" и в 1865 г. с отличием окончил будущий первый командующий Тихоокеанским флотом адмирал С.О. Макаров).

Позже положение стало понемногу выправляться, но "Николаевское в устье Амура морское училище" (а точнее - "Морское училище Приморской области Восточной Сибири" или "Сибирское морское училище на Амуре") имело лишь двух штатных сотрудников (директора и его помощника), преподаватели же назначались из числа свободных от службы офицеров 27-го флотского экипажа и портовых морских чиновников, которые платы за свои лекции не получали (а потому и, не утруждая себя посещением занятий, "учили кадетов каждый по своему разумению и своей программе"). В обучении полагалось пребывать 12 штурманским ученикам (половина из которых - старшие, другая половина - младшие), "постельное белье воспитанников составляли: тюфяк из конского волоса, подушка вместо перинной (чего в Николаевске не достать) из того же волоса, одеяло байковое и простыни. Обед и ужин в будни состоял из двух блюд, в праздники же: обед из трех, а ужин из двух".

Изучались Закон Божий, арифметика с алгеброй, геометрия (плоская и сферическая), навигация, астрономия, геодезия и география, физика, механика, артиллерия, история (русская и всеобщая), русский язык и чистописание, английский язык, рисование, черчение и корабельная архитектура. На лето старшие кадеты отправлялись на корабли Сибирской флотилии для практических занятий, а младшие оставались на казарменном положении при училище (напомню, что училище это было военным, хотя готовило штурманов и на торговые суда) - "практические занятия состояли в следующем: править рулем, бросать лаг, брать пеленг и углы, вести шканочный журнал, прокладывать на карте, делать астрономические наблюдения, вычислять широту, долготу и склонения компаса; также производить: топографическую съемку, морскую опись и промер, снимать виды берегов и составлять исторические журналы.".

"На основании Высочайшего повеления, объявленного в приказе управляющего Морским министерством 19 июня 1863 г. № 94, воспитанники Морского училища Приморской области Восточной Сибири по выпуске из училища должны быть производимы в чины на тех же основаниях, которые установлены законом для производства вольноопределяющихся, т.е. по выслуге лет согласно их происхождению с установленного 16-летнего возраста." Выпускники должны были еще два года отплавать на кораблях, и только после этого (со сдачей дополнительных экзаменов по теории и практике) получали чин кондуктора флотских штурманов, а после стажировки и сдачи экзаменов за нее становились прапорщиками. Как докладывал об этом в 1867 г. Императору Александру II управляющий Морским министерством генерал-адъютант Н.К. Краббе, "называемое ныне Морское училище Приморской области Восточной Сибири было прежде Охотская школа, не имевшая никакого положения. Воспитанники этой школы, окончившие курс наук, удостаиваемы были в кондукторы корпуса штурманов прежнего звания с разрешения высшего морского начальства, если при выдержании экзамена сделали несколько морских кампаний и практически занимались штурманскою обязанностью…"

В 1870 г. Николаевское училище, по предложению правительственной комиссии под председательством адмирала Е.В. Путятина, вообще ликвидировали, преобразовав его в четырехклассную (чуть позже - шестиклассную) мужскую классическую прогимназию. Кстати, именно эта прогимназия в 1876 г. была переведена во Владивосток, опять же - вслед за главной военно-морской базой Тихоокеанского побережья страны. Жаль только, что навигацких наук в той мужской прогимназии больше никогда уже не преподавали…

И лишь через два десятка лет после прекращения мореходного обучения на Тихом океане этот процесс был возобновлен - открытием в 1890 г. во Владивостоке Александровских мореходных классов, единственных на всю Восточную Россию. Преемницей этих классов является нынешняя Дальневосточная государственная морская академия имени адмирала Геннадия Ивановича Невельского.

Валерий КОРОЛЮК,
действительный член РГО-ОИАК.

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.