на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО ВОЕНМОРА
Автор: Редакция   
День артиллерии был учрежден 21 октября 1944 г. в ознаменование больших заслуг артиллерии в Великой Отечественной войне. Однако существование регулярной артиллерии можно отнести к 1695 г., когда в Преображенском полку была создана бомбардирская рота, капитаном которой стал Петр I. В настоящее время в связи с появлением ракетного оружия и созданием Ракетных войск стратегического назначения День артиллерии в 1967 г. был преобразован в День Ракетных войск и артиллерии и стал отмечаться ежегодно 19 ноября.

Осенью 2002 г. администрация Санкт-Петербургского морского технического колледжа (СПбМТК) предложила мне в рамках патриотического воспитания молодежи выступить с докладом о Дне Ракетных войск и артиллерии. В то время в соответствии с творческим договором между СПбМТК и Институтом профессионально-технического образования РАО, в котором я до сих пор работаю заведующим лабораторией психологии, проводились опытно-экспериментальные исследования проблем, связанных с формированием у учащихся учреждений среднего профессионального образования (профессиональных училищ, лицеев и колледжей) учебно-профессиональной мотивации. Я принял предложение администрации, так как отказываться бывшему флагманскому минеру, не один десяток лет прослужившему на подводных лодках, в том числе атомных с ракетным вооружением, в той ситуации было просто не логично. Как-то сижу в «публичке» (так обычно называют Российскую национальную библиотеку в СПб в отличие от Российской государственной библиотеки в Москве, называемой «ленинкой») и просматриваю соответствующую литературу, готовясь к докладу о Дне Ракетных войск и артиллерии. Листаю энциклопедию «Ракетная и космическая техника» / под ред. А.И. Мелуа. - М., 2003. На одной из страниц промелькнуло: «Матюхин». Что-то знакомая фамилия! Вновь вернулся к этой странице: «Матюхин Виктор Филиппович». Вроде бы среди наших однокашников был Матюхин. Но как же его звали? Правда, он учился на артиллерийском факультете. Читаю дальше. Ба! Да это он и есть! Виктор, наш однокашник! В энциклопедии сообщается: «Окончил Тихоокеанское высшее военно-морское училище им. С.О. Макарова в г. Владивостоке в 1953 г. по специальности «артиллерист»; с отличием - Высшие специальные офицерские классы в г. Ленинграде (1960); с отличием - Военно-Морскую академию (1970)».
Пришли на память годы, проведенные в ТОВВМУ и на ВОЛСОКе ВМФ в Ленинграде. Особенно запомнилась учеба на классах. Из наших однокашников в 1959 г. на ВОЛСОК поступили лишь двое - Виктор Матюхин и автор этих строк. На классах Виктор учился блестяще. Командование классов не раз отмечало его успехи в овладении ракетным и артиллерийским оружием и вооружением надводных кораблей и ставило в пример, как надо учиться военному делу настоящим образом. Наши отношения с ним были вполне нормальными, товарищескими, хотя особой дружбы не было, так как и в училище, и на классах учились на разных факультетах. У нас были свои интересы и привязанности, свой круг общения. Близким приятелем на классах для меня стал Павел Передерий. Мы были с ним в одной группе, обучаясь на отделении флагманских минеров подводных лодок. После классов Павел служил флагманским минером на одном из соединений подводных лодок. Впоследствии сам преподавал на этих классах. В настоящее время капитан 1 ранга в отставке П. Передерий живет в Санкт-Петербурге.
ВОЛСОК ВМФ Виктор Матюхин закончил в 1960 г. с отличием по специальности «флагманский специалист по ракетно-артиллерийскому оружию надводных кораблей». Надо отдать ему должное. Личность незаурядная. Вот кратко основные вехи его служебной деятельности.
Родился 12 октября 1931 г. в г. Барнауле Алтайского края. В 1949 г. поступил и в 1953 г. окончил ТОВВМУ им. С.О. Макарова. Учился на артиллерийском факультете достаточно успешно. Однокашники вспоминают: «Он был одним из первых, кто изъявил желание работать в научно-технических кружках училища. На старших курсах сделал несколько докладов и сообщений по вопросам, связанным с историей возникновения и развития артиллерии в России и совершенствованием приборов управления артиллерийской стрель- бой надводных кораблей. Эти выступления руководителями кружков научно-технического творчества курсантов оценивались достаточно высоко, тезисы его докладов вывешивались на специальном стенде в коридоре училища для всеобщего обозрения».
После окончания училища как наиболее перспективного и теоретически подготовленного специалиста Виктора назначают помощником командира группы управления дивизионом главного калибра крейсера (КРЛ) «Калинин». На этой должности для Виктора представился шанс проявить себя высококвалифицированным классным специалистом в своей области деятельности. И этот шанс Матюхин стремится использовать в полной мере, результатом чего явился стремительный профессиональный рост молодого офицера. Вскоре Виктор назначается командиром группы управления, а через некоторое время - командиром дивизиона главного калибра БЧ-2 КРЛ «Калинин» эскадры Тихоокеанского флота. По отзывам флагарта (так на флоте сокращенно называют флагманских специалистов по ракетному и артиллерийскому оружию и вооружению) Виктор Матюхин проявил себя как грамотный специалист-профессионал, с достаточным опытом эксплуатации и боевого использования ракетного и артиллерийского оружия и вооружения.
После учебы на ВОЛСОКе с августа 1960 по 1961 г. Виктор Матюхин - флагарт дивизиона сторожевых кораблей ТОФ; 1961-1962 гг. - командир БЧ-2 первого на Тихоокеанском флоте ракетного корабля «Неудержимый» с крылатыми ракетами КСЩ. В 1962 г. Виктор назначается флагманским специалистом по ракетному оружию бригады ракетных кораблей ТОФ, базирующейся в заливе Стрелок. На этой должности он прослужил пять плодотворных лет. Бригада несла до полутора десятка вымпелов ракетных кораблей различных проектов, оснащенных разнообразными ракетными комплексами. По свидетельству однокашника Виктора Олега Евлахова, в то время - командира БЧ-2 РК «Гордый» пр. 57-бис этой бригады, именно в этот период наиболее ярко проявился талант Виктора Матюхина как требовательного воспитателя и опытного организатора специальной подготовки личного состава ракетно-артиллерийских боевых частей кораблей бригады по освоению на Тихоокеанском флоте первых корабельных ракетных комплексов КСЩ, П-35, «Волна» с противокорабельными крылатыми ракетам, по эксплуатации ракетного вооружения и организации практических ракетных стрельб.
В этот период со всей очевидностью проявились такие черты его личности как высокая требовательность к себе и подчиненным, настойчивость, доходящая до настырности и дотошности, проявляющиеся то ли в изучении ракетных комплексов и артиллерийских систем, то ли при выявлении причин неисправностей материальной части ракетного и артиллерийского оружия и вооружения, неверных, неуверенных или несанкционированных действий личного состава БЧ-2. Некоторые командиры БЧ-2 кораблей бригады тяготились излишней, по их мнению, мелочной опекой со стороны флагарта, вникающего во все детали любой, даже малейшей неисправности материальной части, которая могла быть устранена силами личного состава БЧ-2 в краткие сроки. Однако эта способность флагарта видеть малейшие изъяны в специальной подготовке личного состава ракетно-артиллерийских боевых частей, умение доискиваться до глубинных причин неполадок и неисправностей материальной части оружия и вооружения оказала неоценимую услугу как ему лично, так и в деле совершенствования специальной подготовки вверенного ему личного состава кораблей бригады по специальности.
В 1967 г. Виктор Матюхин направляется на учебу в Военно-Морскую академию им. Гречко (в настоящее время - имени Н.Г. Кузнецова), которую заканчивает в 1970 г. также с отличием по специальности «Морское ракетное вооружение и системы управления» с присвоением квалификации «военный инженер-электромеханик».
После учебы в академии начинается новый этап в служебной деятельности Матюхина. С 1970 по 1972 гг. он становится заместителем начальника Управления ракетно-артиллерийским вооружением (УРАВ) Тихоокеанского флота по эксплуатации и боевой подготовке. В 1972 г. в звании капитана 2 ранга он назначается начальником УРАВ ТОФ. Сослуживцы отмечали, что за всю историю УРАВ это был первый случай, когда на такую должность назначили специалиста в звании ниже капитана 1 ранга.
Наш однокашник Олег Евлахов - сослуживец Виктора Матюхина на протяжении многих лет их совместной службы на кораблях, соединениях и частях ВМФ. Действительно, почти вся служебная деятельность на флоте этих двух классных специалистов по ракетно-артиллерийскому делу проходила на виду друг у друга, если не брать периода учебы на классах и в академии. Молодыми офицерами оба службу начинали на крейсере «Калинин». В бригаде ракетных кораблей они также служили вместе: Матюхин - в должности флагарта, Евлахов - в начале в должности командира БЧ-2 РК «Гордый» пр. 57-бис, а затем на ракетном крейсере (РКР) «Варяг» пр. 58. Служба в УРАВ ТОФ этих двух блестящих офицеров также проходила на виду друг у друга. В УРАВ Олег Евлахов занимал должности старшего офицера, заместителя начальника одного из отделов. Примечательно, что заключительный период их службы в ВМФ также проходит на виду друг у друга. Оба переводятся в Ленинград. Матюхин назначается начальником Центрального конструкторско-технологического бюро (ЦКТБ) вооружения ВМФ, Олег Евлахов - вначале старшим офицером отдела, а затем - начальником отдела вооружения Ленинградской военно-морской базы (ЛенВМБ).

Олег Евлахов вспоминает:
«Я подтверждаю, что наиболее яркой чертой характера Виктора Матюхина была высокая требовательность к себе и подчиненным. Эта требовательность доходила до скрупулезной настойчивости разбираться во всем, что касается его специальности, до мелочей, будь то неисправность, поломка материальной части ракетного и артиллерийского оружия и вооружения, несоблюдение, либо ненадлежащее исполнение эксплуатационных инструкций и наставлений, или нарушение уставных требований и взаимоотношений подчиненным ему личным составом по специальности. Эта характерная черта личности проявлялась на протяжении всей его служебной деятельности, особенно при службе в УРАВ ТОФ и в ЦКТБ ВМФ. Иногда эту требовательность некоторые офицеры принимали за мелочную опеку и тяготились ею, но большинство подчиненных ему офицеров по специальности в этом видели веление времени - на всех этапах обращения с оружием и вооружением требуется безусловное неукоснительное исполнение требований эксплуатационных инструкций и наставлений.
Другой чертой характера Виктора является колоссальная работоспособность, сформировавшаяся еще в бытность его флагартом Бригады ракетных кораблей ТОФ и проявившаяся наиболее ярко во время службы в УРАВ. Нельзя сказать, что это был чистый трудоголик. Во время службы в УРАВ ТОФ много времени и усилий приходилось тратить на создание унифицированных средств ракетно-технического обеспечения стратегических ракетных комплексов. Рабочий день Виктора Матюхина обычно завершался в то время в 21-22 часа, что было связано с необходимостью своевременной связи с УРАВ ВМФ и предприятиями промышленности из-за разности временных поясов. По этой причине поздние задержки его в Управлении по вечерам были вполне оправданы.
Не секрет, что наряду с достойными в академию или на классы норовили сбежать с флота и нерадивые офицеры, тяготившиеся, по их мнению, «собачьей» службой на кораблях. Чего греха таить, в отдельных случаях на учебу попадали и по протекции свыше. Однако под бдительным оком Виктора Матюхина это было совершенно исключено! На учебу в академию или на классы направлялись лишь достойные офицеры ракетно-артиллерийских боевых частей по рекомендациям самого Виктора. В отличие от некоторых начальников, теряющих всякий интерес к своим бывшим офицерам, направленным на учебу или на переподготовку, Виктор поддерживал постоянную связь со своими «питомцами», переписывался с ними и добивался того, чтобы после учебы офицеры возвращались на действующий флот.
После увольнения в запас Матюхин работал начальником сектора НИИ вооружения ВМФ (1988-1999 гг.). В 1999 г. по семейным обстоятельствам Виктор с супругой, Галиной Степановной, возвращается во Владивосток на постоянное место жительства. Там проживают их дочь, четверо внуков, недавно появилась на свет и правнучка. Конечно, мне тяжело было расставаться с Виктором. Как-никак, вся сознательная служебная деятельность проходила у нас на виду друг у друга. Вместе радовались успехам ратного дела, вместе переживали горечь неудач или неустроенность семейного быта при переездах из гарнизона в гарнизон, в особенности во времена туманной юности. Вне служебного времени встречались и дружили семьями, вместе обмывали звезды (2 и 1 ранга), а у Виктора - и «муху» на погонах (звание «контр-адмирал» ему было присвоено в октябре 1980 г.). Наши товарищеские, приятельские отношения не прерываются и по сей день. Поддерживаем связь, поздравляем друг друга со знаменательными датами и флотскими праздниками».
Остается добавить: сослуживец Виктора, Олег Евлахов, до сих пор не прерывает связь с флотом, продолжает трудиться там же в ЦКТБ ВМФ, правда, уже в должности инженера-технолога. В настоящее время с семьей проживает в г. Пушкине Ленинградской области. У него прекрасная жена Елена и дочь Ольга.
Пятьдесят лет спустя, 4 октября 2003 г. в клубе Тихоокеанского военно-морского института им. С.О. Макарова (ТОВМИ) состоялась традиционная юбилейная встреча однокашников ТОВВМУ выпуска 1953 г. Собрались около двух десятков друзей-приятелей: Саша Булатов, Егор Савенко, Володя Любимов, Витя Матюхин, Володя Удовенко, Виталий Борисенко и др. Из Хабаровска на встречу прибыл Коля Тимохин. С запада удалось прилететь лишь автору этих строк. После торжественной церемонии встречи, переклички и минуты молчания по ушедшим от нас навсегда (вице-адмиралу А. Устьянцеву, контр-адмиралам А. Ивлеву, Л. Столярову (Герою Советского Союза), контр-адмиралу-инженеру П. Гордиенко, капитанам первого ранга А. Сапрыкину, В. Белобородову, Г.Ф. Попову и др.), посещения отдельных кабинетов нашей Alma-mater и музея ТОВМИ состоялся торжественный ужин, приготовленный стараниями вдов наших бывших однокашников Марией Сапрыкиной (кстати, заслуженным учителем Российской Федерации), Аллой Белобородовой, Валентиной Горюновой, Антониной Латанцевой. Как и прежде бывало, вспоминали о веселых днях курсантской юности, пели заздравные песни о морской дружбе, товариществе, преданности Военно-морскому Флагу, выражали надежду на возрождение былой славы Военно-Морского флота России. Коля Тимохин зачитал оду собственного сочинения «Воспоминания о Тихоокеанском Высшем Военно-Морском училище». Вот некоторые строки из этой оды: «Полсотни лет с тех пор минуло, когда ТОВВМУ нам двери распахнуло ..., и вот сейчас уже в больших годах листаю альбомов пожелтевшие страницы, и с трепетом в душе я вспоминаю по фотографиям родные, близкие мне лица ...» и т.д. Согласитесь, приличные стихи, как подражание Державину!
Инициатором заздравной песни об артиллеристах Великой Отечественной войны выступает Витя Матюхин. Его чистый, звонкий голос звучит вдохновенно, и все мы, убеленные сединами ветераны Военно-Морского флота, вслед за ним подхватываем:
Артиллеристы,
Сталин дал приказ,
Артиллеристы,
зовет Отчизна нас!
Из сотен тысяч батарей,
За слезы наших матерей
За нашу Родину - огонь! Огонь!
Несколько дней спустя, состоялась у нас с Виктором встреча. За чашкой чая проходила долгая беседа, больше смахивающая на интервью разноплановых специалистов-профессионалов (мое кредо как бывшего флагманского минера-подводника - минно-торпедное дело). Впоследствии по памяти я записал то, что говорил мне Виктор, но многое еще оставалось недостаточно ясным. За консультациями пришлось обратиться к сослуживцам Матюхина - Олегу Евлахову (о нем - см. выше), капитану 1 ранга запаса Владимиру Петровичу Колпакову, послужной список которого в Военно-Морском флоте также впечатляющ: командир БЧ-2 одного из ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) на Камчатке, старший офицер по стратегическим комплексам в УРАВ ТОФ, ведущий специалист по баллистическим ракетам (БР) в НИИ МО, начальник отдела БР Института. Пришлось консультироваться также с бывшим старшим научным сотрудником НИИ МО и сектора РАТО ЦКТБ ВМФ Яковом Ефимовичем Соловьем. После доработки записей нашей беседы своеобразное интервью с Виктором приводится ниже.

А. Батаршев: Виктор, твои успехи и заслуги в ратном деле общеизвестны и даже кратко описаны в энциклопедии. Об этом говорят и твои сослуживцы. Некоторые из них даже пытаются утверждать: «Виктор попал в струю... Везет же парню!» Но ты ведь знаешь суворовскую заповедь: «Раз везет, два везет... а где же умение?». Скажи, какие из самых ярких событий или эпизодов твоей офицерской молодости оказались решающими в определении твоей дальнейшей судьбы как специалиста-профессионала?  
В. Матюхин.: Пожалуй, одним из первых волнующих моментов на заре моей старлейской юности была успешная стрельба главного калибра (180 мм) по морской цели на крейсере «Калинин», когда мне впервые было доверено лично управлять огнем. Морская цель (щит) была поражена с первого выстрела, и я как управляющий огнем был поощрен в приказе командира крейсера. Конечно, потом были и другие успехи, но этот оставил в душе неизгладимое впечатление. Если бы я был поэтом, то в стихах выразился бы в том смысле, что эта стрельба меня окрылила (смеется).
Весьма памятен и случай, происшедший в 1964 г. при инспекторской проверке бригады ракетных кораблей, где я был флагманским специалистом по РО. Инспекторскую стрельбу зенитным ракетным комплексом «Волна» по радиоуправляемой воздушной мишени Ла-17м на базе истребителя «Миг-17» выполнял ракетный крейсер «Фокин». По мишени были выпущены две ракеты В-601. Однако специалисты инспекции МО зафиксировали: мишень не поражена. В итоге стрельба была признана неуспешной.
В этой нервной обстановке мои мысли срабатывали быстро и четко. Исходя из сложившейся ситуации, анализа противоречивой информации, потока разнообразных чувств (возросшей ответственности за исход стрельбы, уверенности в полной исправности зенитного ракетного комплекса крейсера, стремления раскрыть истинное положение момента), интуитивно я пришел к убеждению - причиной непоражения мишени Ла-17м явился ее несанкционированный поворот на обратный курс. Зенитные же ракеты направлялись системой управления «Ятаган» в упреждающую точку, исходя из прежнего курса мишени (на корабль) и ее скорости 220 м/сек. Это убеждение переросло в решимость раскрыть перед инспекцией истинную причину непоражения цели. Мне удалось доложить о своих выводах причины непоражения мишени лично Генеральному инспектору МО, маршалу Советского Союза К.С. Москаленко, присутствовавшего на инспекторской проверке на РКР «Фокин». Мой доклад маршалу был подтвержден данными корабельной системы кинодокументирования приборов ракетного комплекса. Маршал поручил проверить достоверность моих выводов специалистам корпуса ПВО и по результатам проверки принял решение на повторную стрельбу. Как высказался один из представителей инспекции, это был единственный случай из практики инспекторских проверок Министерством Обороны. На следующий день состоялась повторная стрельба ракетами из боекомплекта. На эту повторную стрельбу по указанию маршала прибыли для тщательной экспертизы специалисты 11 отдельной армии ПВО. Стрельба была выполнена успешно - мишень Ла-17м была сбита первой ракетой и добита второй - по падающим обломкам. По приказанию маршала К.С. Москаленко доклад о результатах стрельбы с представлением записей документирования контроля было поручено сделать лично мне. Докладом он остался доволен, зенитной ракетной подготовке на крейсере (а значит, на бригаде, и в целом, на Тихоокеанском флоте) дал положительную оценку. Меня же после доклада маршал пригласил на чай (доклад о результатах стрельбы состоялся на загородной даче Командующего ТОФ), что мне, естественно, льстило.
Мне было приятно сознавать, что по результатам этой стрельбы было внесено дополнение в Правила ракетной стрельбы «О гарантированной дальности пуска ракет» (фиксируется зона поражения мишени в случае ее маневра с отворотом на обратный курс). В этот период я чувствовал себя на высоте положения, был преисполнен решимости и дальше повышать свою квалификацию, совершенствовать специальную подготовку ракетчиков бригады.

А. Батаршев: Конечно, рост своих профессиональных знаний, повышение квалификационного уровня, успехи в выполнении задач боевой подготовки, достижения подчиненного по специальности личного состава в освоении новейших ракетных комплексов и артиллерийских систем благотворно влияют на повышение уровня профессиональной компетентности офицера, придают ему уверенность в своих силах. Однако в служебной деятельности офицера бывает всякое. Периоды подъема могут сменяться спадами в деятельности, вызванными различными происшествиями, несчастными случаями или даже катастрофами. Выход из кризисных ситуаций, в которые попадает офицер, во многом зависит от его индивидуально-психологических свойств, и в первую очередь, от сформировавшегося характера, степени ответственности и уровня социальной зрелости.
Расскажи, Виктор, какие в этом плане происшествия, свидетелем которых ты был, больше всего волновали тебя, каким образом приходилось выходить из кризисных ситуаций?

В. Матюхин: Наиболее памятны три трагических происшествия, катастрофические последствия которых могли быть просто непредсказуемы. Принятие срочных и эффективных мер в этих происшествиях позволило минимизировать нанесенный ущерб.
Первое происшествие связано со столкновением атомной ПЛ К-56 пр. 675 с поисковым судном «Академик Берг» в ночь с 13 на 14 июня 1973 г.
13 июня К-56 проводила ракетную стрельбу совместно с крейсером «Владивосток» и ракетным кораблем «Упорный». Для обеспечения стрельбы на корабли были направлены специалисты УРАВ ТОФ. Я находился на крейсере «Владивосток», в то время я уже занимал должность начальника УРАВ. На К-56 был направлен старший офицер УРАВ, капитан 2 ранга Анатолий Федорович Логинов, грамотный, первоклассный специалист по крылатым ракетам подводных лодок П-6, П-5д, Аметист. Это наш однокашник по ТОВВМУ, мы учились вместе с ним на артиллерийском факультете. В УРАВ ТОФ он пришел с должности флагманского специалиста по РО 26 диПЛ, базирующейся в б. Павловского.
После выполнения ракетной стрельбы ракетой П-6 на «отлично» ПЛ возвращалась в базу. Около часа ночи 14 июня я сошел с ходового мостика крейсера «Владивосток», но вскоре сигнал боевой тревоги вновь возвратил меня на мостик, где я узнал, что поисковое судно «Академик Берг», которое в нарушении правил судоходства вышло на встречную полосу фарватера, протаранило К-56 в районе между первым и вторым отсеками. Вода хлынула во второй отсек, а затем и в первый. Находившиеся во втором отсеке моряки (27 чел.) погибли, в том числе погиб и наш однокашник Толя Логинов, классный специалист по крылатым ракетам, прекрасный, обаятельный товарищ. А ПЛ, выйдя своим ходом на мелкое место, плавно осела носовой частью на песчаную косу. Один контейнер с боевой ракетой П-6 был значительно поврежден, и мне пришлось впоследствии осматривать его и принимать решение на восстановительные работы.
Для непосвященных: крылатые ракеты П-6 (для ПЛ) и П-35 (для НК) предназначены для уничтожения избранной цели в составе ордера противника с телеуправлением после старта и самонаведением на цель на конечном участке полета. Ракеты П-6, П-35 и другие их модификации разрабатывались под руководством замечательного ученого, академика В.Н. Челомея. Мне посчастливилось неоднократно встречаться с ним, беседовать, в том числе и по поводу печальной истории, рассказанной мною выше. В заключение хочу дополнить - впоследствии, когда уже работал в НИИ МО, я был награжден медалью, стал лауреатом премии им. В. Н. Челомея.

Наш комментарий.
По иронии судьбы поисковое судно, протаранившее ПЛ К-56, было названо в честь бывшего подводника, адмирала-инженера флота, Героя Социалистического Труда Советского Союза, одного из патриархов отечественной кибернетики Акселя Ивановича Берга (1893-1979). В подводном флоте Аксель служил с 1916 года. В 1919 г. Берг назначается командиром ПЛ «Рысь», в 1921 - командиром ПЛ «Волк», а затем - «Змея». В то время «Змея» была одна из самых мощных и быстроходных лодок советского флота. Она имела дизеля мощностью около 3 тыс. л.с. и могла развивать скорость в крейсерском положении до 17 узлов (против 6 у остальных лодок). К сожалению, в 1922 г. после травмы левой руки Аксель был вынужден оставить подводную лодку. Впоследствии А. Берг занимал многие ответственные посты в Военно-Морском Флоте и в Академии наук СССР. С 1959 г. до конца жизни Аксель Иванович - председатель Научного совета АН СССР по комплексной проблеме «Кибернетика», а с 1964 г., кроме того, и председатель Межведомственного совета по проблеме «Программированное обучение», декан факультета программированного обучения при Политехническом музее г. Москвы. Будучи еще на службе, в 1972-1975 гг. я заочно учился на этом факультете, успешно закончил его. Мне было приятно получить свидетельство об окончании факультета лично из его рук и за его подписью. Я был благодарен Акселю Ивановичу, знание основ программированного обучения позволило мне еще во время службы в  Учебном Центре ВМФ написать и опубликовать несколько программированных учебных пособий по использованию Боевых информационных управляющих систем (БИУС) при выходе в торпедную атаку.
Столкновение К-56 с поисковым судном «Академик Берг» было отнесено к разряду навигационных происшествий с тяжелыми последствиями». Виновными были объявлены и живые и мертвые. И в засекреченных приказах не было сказано ничего о том, кто проявил мужество и, жертвуя собою, предотвратил надвигающуюся катастрофу, чреватую гибелью атомохода с двумя экипажами, ядерными реакторами, ракетами и торпедами с термоядерными боеголовками.
Во время столкновения К-56 с судном борьбу за живучесть во 2 отсеке возглавил заместитель командира диПЛ капитан 1 ранга Ленислав Филиппович Сучков. Я знал Ленислава в бытность мою флагмином в Отдельной бригаде строящихся подводных лодок в Комсомольске-на-Амуре. Если не изменяет мне память, в 1968-1969 гг. он возглавлял экипаж строящейся АПЛ 675 пр. Это был грамотный, высококвалифицированный офицер, по характеру спокойный, хладнокровный, прекрасный товарищ и семьянин. Таким он запомнился мне, когда в 1969 г. мы расстались, и я убыл для прохождения дальнейшей службы в УЦ (г. Палдиски ЭССР).
Во втором отсеке при столкновении находился и наш однокашник Толя Логинов - старший офицер УРАВ ТОФ, о котором говорил выше  Виктор Матюхин. Как же вели себя оставшиеся во втором отсеке?
Лучше об этом расскажет Николай Черкашин: «...В любой беде люди ведут себя по-разному. Как вели себя в свои последние минуты те, кто навсегда остался во втором отсеке, никто не знает. Никто, кроме водолазов-спасателей, которые проникли в затопленный отсек, когда ракетная атомарина выбросилась на мель.
«Капитана 2 ранга Пшеничного, - рассказывали они, - мы сняли с рычага кремальеры. Рядом, у переборочной двери в третий отсек, поток воды забил в шхеру тело капитана 1 ранга Сучкова. Лица обоих были в синяках и кровоподтеках...»
Отдав команду о начале борьбы за живучесть по трансляции, Ленислав Филиппович Сучков бросился вместе с инженер-механиком Пшеничным перекрывать лаз в третий отсек, куда уже успело перескочить девять человек ...
Оба понимали, что если продолжится паническое бегство в третий отсек, то затопит и его. А это верная гибель всего корабля и двух экипажей. ... Но именно в этот, пока еще сухой отсек рвались обезумевшие от смертного ужаса матросы-новобранцы. Инстинкт самосохранения утраивает силы. Молодые крепкие парни пытались отшвырнуть тех, кто стал на пути к их спасению. Они не разбирали званий и должностей - молотили кулаками направо и налево. Пшеничный держал рычаг запора, навалившись на него всем телом, а Сучков отбивался от нападавших. Схватка была недолгой. Ядовитый хлор, поднимавшийся из аккумуляторной ямы сделал свое дело быстро. Потом паталогоанатомы установят: ни у кого из двадцати семи погибших воды в легких не было. Всех умертвил газ до того, как море заполнило трехпалубный отсек. Но ни хлор, ни вода, ни смерть не смогли помешать офицерам выполнить свой последний долг. Капитан 2 ранга инженер Пшеничный погиб с рычагом кремальеры в закостеневших руках, как погибали в бою солдаты, не выпустив оружия. Кто-кто, а уж он ни в чем не был виноват. Его забота - ход и живучесть корабля. И он был верен до конца РБЖ, воинской присяге и офицерской чести, этот мех-трудяга в измасленных погонах.
Точно так же погиб, перекрыв дверь в первый отсек, капитан 2 ранга А. Логинов, офицер из ракетного управления Тихоокеанского флота».От себя добавим: капитаны 2 ранга Пшеничный и Логинов - настоящие Герои Страны Советов, правда, официально непризнанные. Они навсегда останутся в памяти моряков-подводников как герои, выполнившие долг перед Родиной, до конца оставшиеся верными присяге и воинскому долгу.
Конечно, капитан 1 ранга Ленислав Сучков как старший на борту ПЛ отвечает за все. Но если взглянуть на его судьбу не формально, то можно утверждать: служебные упущения он перекрыл своим жертвенным подвигом. Остается добавить, несмотря на мученическую смерть своего отца, оба его сына, Владимир и Сергей, не побоялись, тоже стали подводниками. Оба командовали «стратегами». А контр-адмирал Владимир Сучков - и дивизией атомарин из семейства «Акул» пр. 941 (по классификации НАТО - «Тайфун»).

В. Матюхин: Второй случай с трагическим исходом произошел ровно через пять лет после столкновения К-56 с судном, 13 июня 1978 г., на крейсере «Сенявин», унесший жизни 38 моряков из-за возгорания и взрыва первой башни главного калибра (3 орудия - 152 мм). Капитан 1 ранга в отставке М.П. Храмцов об этом случае кратко упоминает в своей книге «Трагедия была рядом» (Владивосток, 2005. - С. 173). Пришло время рассказать о причинах этой трагедии.
Причина до банальности проста. Не сработал человеческий фактор. Заряжающий правого орудия, работающий на досылке снаряда и заряда в ствол орудия, стараясь уложиться в темп стрельбы 7,5 с, ошибочно дослал второй снаряд (вес снаряда 55 кг), который ударил в заряд и воспламенил его. При этом была отключена система блокировки, не позволяющая досылать второй снаряд при такой ситуации (своеобразная «поправка на дурака»). Но это было еще не все. Для гарантированного обеспечения стрельбы снаряды и заряды были заранее подняты в подбашенное отделение из погребов, которые моментально сдетонировали при взрыве. Этим объясняется такое большое количество жертв. Материальная же часть башни была в строю, что подтвердила комиссия при расследовании причин трагедии. Еще больших жертв и серьезных повреждений корабля удалось избежать, благодаря тому, что снарядный погреб и находящийся ниже его самый опасный зарядный погреб были загерметизированы. По данному трагическому случаю был разгромный приказ, флагманский специалист капитан 1 ранга Леушин и командир крейсера капитан 1 ранга Плахов были сняты с должности. Получили взыскания в дисциплинарном порядке и другие фигуранты этой истории снизу доверху. Не миновала сия чаша и начальника УРАВ ТОФ.
Данный трагический случай произошел явно по вине личного состава. Практика показала, что в подавляющем большинстве аварии и катастрофы происходят по той же причине, когда люди нарушают правила обращения с оружием, предусмотренные боевыми и эксплуатационными инструкциями и требованиями руководящих документов. Основная причина всех этих происшествий привносится человеческим фактором. Именно поэтому СТРОГОСТЬ выполнения эксплуатационных инструкций и наставлений возведена нами в принцип на всех этапах обращения с оружием.

В. Матюхин.
Моряки не слишком суеверны. Но оба трагических происшествия с атомоходом К-56 и крейсером «Сенявин» настолько ранили сердце, вызвали душевную рану из-за гибели людей и нанесенного ущерба Военно-Морскому Флоту, что когда через 5 лет после трагедии с крейсером «Сенявин» я услышал, что на 13 июня намечается проведение учений, выход кораблей в море и вылет морской авиации, я вздрогнул. Опять 13 июня и опять через 5 лет?! При случае в разговоре я напомнил командующему ТОФ о череде прошлых несчастий. Выход кораблей и вылет самолетов, в том числе обеспечивающих государственные испытания, были отменены.
Пришло время рассказать и о том происшествии на РПКСН К-497 пр. 667Б в 1977 г., последствия которого могли быть непредсказуемыми и катастрофичными. Этот случай частично описан М.П. Храмцовым в книге «Трагедия была рядом», а также в газете «Красная звезда» за 2 октября 1990 г.
По вине оператора - командира стартовой группы БЧ-2 старшего лейтенанта Малюгина, осуществляющего очередную регламентную проверку ракеты в шахте № 12, был осуществлен несанкционированный наддув бака окислителя первой ступени ракеты. Причина до банальности проста: грубое нарушение эксплуатационных инструкций по обслуживанию ракет. Боясь ответственности(!?), вначале факт несанкционированного наддува бака окислителя Малюгин скрыл, что повлекло за собой весьма печальные события, которые развивались стремительно. Из-за давления в одной из полостей ракеты, намного превышающего предельно допустимый уровень, произошла разгерметизация бака ракеты с компонентом топлива. Обстановка стала угрожающей. Над рубкой ПЛ явственно стал просматриваться след дыма, идущий из шахты ракеты № 12. Последовал доклад командира аварийной ПЛ капитана 1 ранга А. Бричкова о создавшейся ситуации по цепочке: от командира соединения через ОД ТОФ вплоть до Главного штаба ВМФ и Министра Обороны.
Командующим Тихоокеанским флотом адмиралом В. Масловым я был назначен старшим по ликвидации аварийной ситуации. Я срочно вылетел на Камчатку. Наша группа четко представляла всю серьезность положения. Ведь кроме аварийной ракеты в шахте № 12, лодка располагала еще одиннадцатью ракетами с термоядерными боеголовками, каждая в 60 «Хиросим»! Мы полагали - ракета может взорваться. Но когда? С какими последствиями для лодки, для окружающей среды? Просто полагали, что эти последствия будут просто ужасными, себя же каждый из нас чувствовал смертником, который должен выполнить свой долг до конца, если трагический конец наступит. Именно поэтому мы все делали, чтобы минимизировать последствия аварии с ракетой в шахте № 12. Аварийной лодке было дано указание следовать в мелководный район. Лодку «конвоировали» назначенные для этой цели корабли и суда «охранения». Как мы и предполагали, час «икс» наступил: над аварийной лодкой взвилось облако дыма, произошел выброс термоядерной боеголовки аварийной ракеты из шахты. На дне Тихого океана оказалась термоядерная бомба. Место падения боеголовки было обвеховано. О поиске боеголовки на дне океана и последующем ее подъеме хорошо описано В. П. Храмцовым.
По расследованию этого происшествия была создана Правительственная комиссия во главе с Министром Обороны, маршалом Советского Союза Д.Ф. Устиновым. От Тихоокеанского флота в комиссию вошли я и первый заместитель начальника Политуправления ТОФ контр-адмирал Славский. Остается добавить: комиссией сделано заключение о том, что «действия по локализации и ликвидации последствий аварийной ситуации были правильными и своевременными». Вся цепочка начальников высокого ранга получила соответствующие взыскания. Лично мне, видать, повезло. Как начальник УРАВ - ответственен за специальную подготовку ракетчиков, значит, мог быть наказан. Как совместно с группой специалистов безукоризненно справившийся с задачей по минимизации и ликвидации аварийной ситуации, вроде, мог быть и поощрен. Значит, в среднем - ничего.
Конечно, в процессе служебной деятельности приходилось иногда участвовать и в других комиссиях по расследованию случающихся на флоте разного рода происшествий (взрывы, пожары и т.п.). По моему глубокому убеждению, причины аварийных ситуаций следует искать в сбоях человеческого фактора. То есть причины кроются в действиях и поступках людей, нарушающих правила обращения с оружием и вооружением, невыполняющих или ненадлежаще выполняющих эксплуатационные инструкции и наставления руководящих документов. На всех этапах по эксплуатации и обслуживанию оружия к нему, ЕГО ВЕЛИЧЕСТВУ ОРУЖИЮ, следует обращаться только на «ВЫ»!

Наш комментарий. Виктор сделал правильные выводы из анализа аварийных ситуаций, происходящих на флоте. Главными причинами аварийных происшествий он видит в сбоях человеческого фактора (нарушение или ненадлежащее выполнение эксплуатационных инструкций и наставлений, несвоевременные осмотры и профилактическое обслуживание ракетных комплексов и артиллерийских систем, а также халатность). Впрочем, это в равной степени относится к минно-торпедному оружию и вооружении.
К той характеристике, которая дана Виктору в энциклопедии  «Ракетная и космическая техника», следует добавить, хотя бы кратко, направление его деятельности после увольнения в запас. Демобилизовавшись по возрасту в 1988 г., Матюхин работает в 28 НИИ МО начальником сектора РАТО, где принимает участие в решении проблем развития оружия ВМФ, отстаивая принцип безусловного согласования жизненных циклов кораблей-носителей с жизненными циклами комплексов оружия, и последних - с жизненными циклами систем их обеспечения (как береговых, так и плавучих). К сожалению, до сих пор эти проблемы до конца не решены. В ВМФ идет разнобой: к примеру, сейчас идет ремонт материальной части БЧ-5, а, скажем, ударные или зенитные ракетные комплексы будут ремонтироваться потом, а уж обеспечивающие их системы - невесть когда!
В бытность начальником УРАВ ТОФ Матюхин неоднократно докладывал командованию (как командующему ТОФ, так и непосредственно Главнокомандующему ВМФ и его заместителям) свои соображения по этим вопросам, а также по обоснованию снижения установленных в то время норм накопления стратегических баллистических ракет. Эти нормы в то время были завышены (2,4 БК!). Учитывая реальную боевую устойчивость ракетных баз флота и пунктов погрузки БР со 100-тонными плавкранами (в случае развязывания термоядерной войны мало вероятно, что последние уцелеют), а также боевую устойчивость самих РПКСН (имеется в виду необходимость повторной загрузки БР), принято решение снизить эти нормы до практически реальных (около 1,0).
При расставании с Виктором теплым октябрьским вечером (во Владивостоке осенние дни в этот период прекрасны) я подарил ему одно из своих учебных пособий по психологии менеджмента. На прощание он мне сказал, что образцом военного моряка и патриота нашей Родины считает Адмирала Флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова, весьма дорожит медалью в ознаменование 100-летия со дня его рождения, которой был награжден, и добавил: «Счастлив, что вся служба моя проходила при непрерывном росте флота, оснащении его новыми кораблями и образцами оружия и вооружения. О причинах разрушения флота и страны, в основном, согласен с М. Калашниковым, автором книги «Сломанный меч империи».
Таковы основные вехи служебной деятельности нашего однокашника, близкого товарища и друга. В заключение следует добавить: по своей жизни Виктор шагает вместе со своей супругой Галиной Степановной. Наши однокашники подтверждают: «Галина «служит» вместе с Виктором, начиная с третьего курса ТОВВМУ. Она никогда не жаловалась на судьбу. Ни тогда, когда в молодости снимали полуподвальный угол во Владивостоке или в разрушенном доме в забытом богом поселке Разбойник, ни тогда, когда переезжая из гарнизона в гарнизон, занимали скромные «хоромы» в виде одной-двух комнат без удобств, но с печным отоплением. Вот эти печи были постоянной заботой Галины! Преодолеть неустроенность и невзгоды помогали друзья - сослуживцы Виктора со своими женами (Олег Евлахов, Владимир Колпаков, Александр Суслов и др.)».
Дорогой Виктор! Твои однокашники и сослуживцы поздравляют тебя с юбилеем (75 - это здорово! Но это ведь еще не 100!), искренне желаем тебе доброго здоровья, семейного счастья, долгих лет жизни, активного участия в ветеранском движении по восстановлению былой славы Военно-Морского Флота России! Мы ясно видим твое жизненное кредо: РОДИНА и ФЛОТ, ДОСТОИНСТВО И ЧЕСТЬ! Сто футов тебе под килем!

От имени и по поручению однокашников
 и сослуживцев
Виктора Матюхина
       капитан 2 ранга в отставке Анатолий БАТАРШЕВ,
бывший флагманский минер-     
       подводник, доктор педагогических наук,
       профессор.

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК






http://chicberry.ru/ мыло для бани от бабушки агафьи черное.


Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.