на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Таллинская загадка субмарины «Оржел»
Автор: В. ВОРОБЬЕВ.   
Автор этих заметок старый моряк, знаток истории, к сожалению, ныне ушедший от нас - Виктор Федорович Воробьёв. Долгое время ему пришлось жить и работать в столице Советской Эстонии - Таллине. Эти заметки о судьбе польской подводной лодки «Орёл» («ORZEL»), уже позабытой даже у себя на родине, открывают одну из тайн начала второй мировой войны.
Image 
1 сентября 1939 года нацистская Германия напала на Польшу, развязав вторую мировую войну. Через несколько недель польское государство прекратило существование. В сентябре 1939 года Красная Армия по приказу Советского правительства предприняла освободительный поход и, как говорилось в сообщениях, «взяла под свою защиту миллионы западных белорусов и украинцев с их исконными территориями, силой отторгнутыми в 1920 году польскими агрессорами Пилсудского в результате его похода на Восток против РСФСР и Советской Украины». Это историческое воссоединение западных частей Белоруссии и Украины с СССР на фоне развала Польши и заключения с Германией пакта о ненападении произвело ошеломляющее воздействие на правителей тогдашней Литвы, Латвии и Эстонии, проводивших в 20-е и 30-е годы недружественную политику в отношении Советского Союза. Тогдашние политиканы Прибалтики прекрасно понимали, что перенесение советской государственной границы на сотни километров послужит укреплению безопасности СССР, а на этой проблеме они спекулировали десятилетиями. Они также понимали, что теперь предстоит заключение с Советским Союзом новых, по-настоящему действенных, договоров о безопасности. А территория Прибалтики больше не должна служить плацдармом для Запада против СССР. Именно в таком контексте следует оценивать историю с польской ПЛ «ORZEL» в Таллине, случившуюся в 1939 году, ярко продемонстрировавшую двурушническую политику тогдашнего руководства Эстонии.
Если вы бывали в столице Эстонии Таллине, то вам хорошо знакома мощная крепостная башня «Толстая Маргарита» с Морскими воротами, чьи бойницы и амбразуры обращены к порту.
К этой огромной каменной громадине от Вышгородского холма по Нижнему городу ведет старинная улица Пикк (Длинная - эст.). Здесь в примыкающем доме № 70 уже много десятилетий находится Морской музей Эстонии (бывшей ЭССР), рассказывающий об истории местного судоходства и судостроения. Уже после провозглашения т.н. второй независимости Эстонии, на его стене вдруг появилась мемориальная доска шлифованного камня, явно пропагандистского характера, которой прежде не было. Выбитый на ней текст на польском и эстонском языках вещает: «15 сентября 1939 года под давлением Германии в Таллине была интернирована польская подводная лодка «ORZEL» («Орел»). В ночь на 18 сентября под командованием капитана Яна Грудзинского обезоруженная лодка произвела смелый побег в Великобританию с тем, чтобы там продолжить свою борьбу с врагом.
Это событие послужило одним из поводов создания советских военных баз на территории Эстонии, а затем и инкорпорации страны в состав Советского Cоюза. В память о героических моряках подводной лодки «ORZEL» от польского народа».
Что и говорить, имевший место факт осени далекого 1939 года дал хорошую возможность и повод, чтобы в наше время русофобы Эстонии и Польши, извратив это событие, смогли лишний раз вбивать в головы нынешнего поколения эстонцев сознание «огромной опасности» своего великого восточного соседа - России.
С подробностями истории бегства из Таллина в сентябре 1939 года польской субмарины автор познакомился еще в 1970 году, работая в редакции республиканской газеты «Молодежь Эстонии». В Морском музее мне довелось познакомиться с эрудитом и знатоком морской истории Рейном Юрьевичем Орасом, который многое рассказывал об истории с ПЛ «ORZEL», предъявляя архивные документы - газеты, журналы 1939 года, освещавшие это скандальное событие. Тогда местная пресса разделилась: одни осуждали «вероломство» польских подводников, другие восхваляли их как героев…
Надо сказать, что за послевоенные десятилетия как в Польше, так и в Англии, был издан ряд книг о событиях с этой польской подлодкой в Таллине, а также воспоминаний некоторых участников этой истории. Во вроде бы дружественной тогда нам стране, Польше, был в1959 году даже снят художественный фильм, восхваляющий польских подводников-суперменов голливудского пошиба, который, разумеется, на советских экранах не появился. Но ни появившиеся мемуары, ни фильм так и не дали однозначного ответа на главные вопросы: было ли интернирование эстонскими властями в Таллине польской подлодки законным, помогли ли сами эстонские власти побегу субмарины после интернирования? Поэтому это событие, которому в нынешней Эстонии придается какое-то решающее, даже «роковое» значение, по сей день покрыто тайной и разного рода домыслами.
Если взглянуть в более отдаленное прошлое, то нельзя не отметить, что со времени появления на карте Европы после первой мировой войны и российской революции Польши и Эстонии, отношения между ними на основе антисоветизма и русофобии были дружественными и тесными. Так, ежегодные взаимные визиты военных кораблей, начавшиеся в 1921 году, продолжались до августа 1939 года, имея явную антисоветскую подоплеку. Более того, именно Эстония «очень любезно» предложила в провокационных целях проводить вблизи границ с СССР совместные с поляками учения со стрельбами боевыми снарядами в территориальные воды, сопредельной страны. На что Германия и СССР через свои посольства реагировали очень негативно. В самих же Прибалтийских государствах, в правящих кругах, не утихала борьба групп проанглийско-французских и прогерманских. С началом второй мировой войны в Европе настал «момент истины», и руководство Эстонии, как и Латвии и Литвы, заметалось: к кому же примкнуть, «на кого поставить?».
В этих условиях, что никак не хотят признавать нынешние «очень независимые» руководители и парламентарии Эстонии, в Прибалтике начал действовать третий фактор - СССР, который для миллионов эстонцев, латышей и литовцев, учитывая их былую государственную и политическую общность с Россией, был или казался более приемлемым, нежели участие в новой мировой бойне Германии с Англией и Францией на стороне любого из этих противников.
Довоенное националистическое руководство Эстонии не раз вляпывалось в грязные махинации. В начале 1940 года, чтобы угодить Гитлеру, помощник военного атташе Эстонии в Берлине, по поручению своего правительства, предложил передать Германии, уже ведущей войну против Англии и Франции, эстонские субмарины «Лембит» и «Калев». И только грозный протест Советского правительства, когда ему от разведки стало известно о готовящейся «сделке», предотвратил эту подлую выходку, направленную против интересов воюющих Англии и Франции.
Что касается польской субмарины «ORZEL», якобы сыгравшей «зловещую и трагическую роль в дальнейшей судьбе Эстонии», то эта большая ПЛ была построена в 1936-1938 годах на голландской верфи во Флиссенгене и предназначалась для дальних боевых походов. Ее длина - 84 метра, водоизмещение - 1650 тонн, скорость надводная - 20, подводная 10 узлов, команда - 62 человека. Вооружение - одно 100-мм орудие, две зенитные пушки «Бофорс», два пулемета и 12 торпедных аппаратов.
Она была куплена Польшей на собранные по общенародной подписке деньги и 10 февраля 1939 года прибыла в порт Гдыня, где вступила в состав подводных сил польского флота.
Когда 1 сентября того же года началась вторая мировая война, лодка согласно плану развертывания заняла позицию в районе полуострова Хель. Остальные польские корабли были потоплены германской авиацией или, как эсминец «Блысковница» («Молния»), прорвались в Англию, куда бежало и польское правительство. Хотя польская армия и пыталась героически сопротивляться, бросая лихих кавалеристов на колонны немецких танков, хотя защитники Вестерплятте тысячами погибали под снарядами линкоров «Кригсмарине» с Польшей - как государством - было покончено за несколько недель… За нее вступились Англия и Франция. Новая мировая война разгоралась.
От полуострова Хель, где польская субмарина не столько искала цели для торпедных атак, сколько спасения от немецких противолодочных кораблей, она была загнана немцами к северу. Ее командир Х. Клочковский некстати заболел и уже не помышлял о прорыве на запад - в Англию. Лодка же день за днем уходила все дальше и дальше от берегов Польши. Похоже, что субмарина просто металась, не зная, куда же ей деваться, куда направиться… Зигзаги ее курса причудливо ломались на карте: к Швеции, к Латвии, опять к Швеции. И лишь 14 сентября, через две недели с начала войны, лодка объявилась в территориальных водах Эстонии вблизи острова Найссаар. На борту лодки было 62 члена экипажа, включая 5 офицеров. Трудно сказать, почему командиру лодки Таллин показался тихой провинцией, хотя он и находился не так далеко от границы с СССР, чья Красная Армия уже вступила в западную Белоруссию и Западную Украину.
Эмигрантское правительство Польши, находившееся в Лондоне, объявило себя в состоянии войны с Германией, приняв на себя все обязательства заключенных ранее договоров и соглашений. Согласно международному морскому праву, военный корабль воюющей страны мог находиться в акватории нейтрального порта (в данном случае эстонского Таллина. - В.В.) не более 24 часов, после чего был обязан покинуть порт под угрозой задержания и разоружения до конца войны. Время шло, польская лодка продолжала стоять у острова Нарген (Найссаар) под дулами орудий эстонского сторожевика. Тем временем в германском и польском посольствах в Таллине и в правительстве Эстонии ломали головы в поисках решения, что же делать дальше с этой субмариной, ведь 24 часа кончались, а с их окончанием совпадал выход из порта большого германского парохода с грузами и пассажирами. Соблюдая точно упомянутые пункты международного морского права, подлодка «ORZEL», ничуть их не нарушая, могла бы до истечения этого срока выйти в море, дождаться выхода немецкого судна и вполне законно его торпедировать, а затем вернуться опять в Таллин. Чтобы так не случилось, эстонские власти разрешили польской подлодке, на которой даже не подозревали о предстоящем выходе германского парохода, задержаться на рейде еще на 24 часа, чем удивили польского командира субмарины, не находившего объяснения такому «дружелюбию» эстонцев. Пока шли эти вторые сутки, посол Германии в Таллине успел устроить гневную сцену эстонскому министру иностранных дел К. Селтеру, заявив решительный протест из-за факта грубого нарушения Эстонией международного морского права предоставлением польской подлодке незаконных дополнительных суток.
Высшее политическое руководство Эстонии лихорадочно пыталось понять, кого же бояться больше: Германию, чьи танковые клинья уже разорвали Польшу, Англию, куда дало дёру польское правительство… Впрочем, немцы были ближе. Германский посол ещё раз позвонил эстонскому министру и предупредил его, что немецкие «люфтваффе» готовы уничтожить польскую подлодку непосредственно в Таллине, да и между делом разбомбить главный порт у эстонцев, пока не понимающих, кто в доме хозяин. Перспектива получить по морде у себя в столице подвигла таллинских правителей к действиям. На польскую ПЛ прибежало всё командование ВМС Эстонии. Корабль перевели к одному из таллинских причалов и «разоружили». Сняли замки с пушек и отобрали пистолет у больного командира лодки Х. Клочковского. Основное оружие корабля - торпеды и мины английского производства, артиллерийский боезапас - не выгружалось, топливо с корабля тоже не выкачивалось… У «Орла» поставили караул, экипаж же субмарины находился на ней, кроме командира, лечившего свою язву в центральном военном госпитале в Таллине…
В воскресенье 17 сентября польские подводники под командованием старпома Я. Грудзинского без труда сошли на берег, разоружили караул, запустили дизеля и дали деру из Таллина. Уйти им помогло то, что все маяки Таллинской бухты работали исправно, и уже через час «Орел» был вне видимости береговых постов наблюдения…
Гнев немецкого посла был страшен. Министр иностранных дел К. Селтер оправдывался, как мог, но немцы пригрозили эстонским политиканам суровыми карами. Страх перед Германией толкнул их на предложение сделки «по замаливанию грехов» - передать Гитлеру обе свои подводные лодки «Лембит» и «Калев», о которых уже писалось…
Что же касается судьбы польской ПЛ «Орел», то после бегства из Таллина она около недели находилась в Балтийском море, где, возможно, торпедировала одиночный невооруженный советский пароход «Молотов», идущий из Англии в Ленинград. В конце сентября 1939 года лодка прошла Зундский пролив и ушла в Англию. Некоторое время она воевала в составе британского флота, пока не была потоплена немецкой авиацией.
Никакого повода для «создания советских военных баз и инкорпорации Эстонии в СССР…» побег «Орла» из Таллина не имел.
Для этого были куда более веские причины…

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.