на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




Шла война, или Штрих к истории знаменитого дворца
Автор: Полковник-инженер в отставке С. КАПЛИН.м   
История великокняжеского Константиновского дворца в Стрельне, восстановленного во всем великолепии к 300-летию С.-Петербурга, еще ожидает своих исследователей. Ниже излагается лишь один из её эпизодов, имевших место летом 1941 года. Интерес же он представляет по ряду причин. Прежде всего потому, что непосредственно связан с событиями начального периода Великой Отечественной войны.
Во-вторых, так как фиксирует момент начала систематической подготовки на флоте офицеров - специалистов по боевой эксплуатации трехкоординатных стрельбовых радаров и вычислительных приборов (техники) управления огнем. И, наконец, в-третьих, поскольку определяет начало последующего формирования на флотах командных кадров в области боевого применения радиоэлектронного вооружения наших дней. Интересен он еще и потому, что может служить прекрасным примером той многогранной и плодотворной деятельности по укреплению флота, которая была столь характерной для Главкома ВМС адмирала Н.Г. Кузнецова.

Однако начнем все по порядку. Итак, в самые первые дни войны, за стенами Константиновского дворца по приказу Главкома ВМФ экстренно формируется новое специальное военно-морское учебное заведение, названное Училищем Противовоздушной обороны ВМФ. Необходимость в нем определялась тем стремительным ростом роли авиации при проведении любых боевых действий, как на суше, так и на море, который явно наблюдался в те дни. Авиация становится основной ударной силой ВМФ ряда главных морских держав мира. Авианосцы пришли на смену линейным кораблям.
Экстренность же формирования училища определялась весьма трагичным для флота событием. Однако об этом позднее, а сейчас несколько слов о крайней необходимости в новом оружии и офицерах принципиально новых специализаций. Начало прошлой мировой войны весьма богато впечатляющими примерами, подтверждающими это утверждение. Так, для ВМС Италии отсутствие на вооружении ПВО базы Таранто (Средиземное море) стрельбовых радаров обернулось в ночь с 11 на 12 ноября 1940 года одновременной гибелью трех линкоров. Отметим при этом, что атака палубных самолетов на базу не была неожиданной. Встречая их, в небо отчаянно палили 84 крупнокалиберных орудия и 193 зенитных пулемета. Однако на борт британского авианосца не вернулись лишь два торпедоносца.
Осознавая особую опасность авиации для неподвижных кораблей, командование ВМФ принимает решительные меры для повышения надежности ПВО баз. Так, уже в ходе войны была произведена замена устаревшей матчасти ЗА. На вооружение баз поступили крупнокалиберные (85 мм) изящные зенитные орудия ЗИС, образца 1939 года. Одновременно, что весьма существенно, была произведена замена приборов управления стрельбой. Принятые тогда на вооружение приборы ПУАЗО-3, пользуясь современной терминологией, были не чем иным, как аналоговыми вычислительными устройствами (компьютерами), запрограммированными на решение задачи о встрече в трехмерном пространстве выстрелянного снаряда и перемещающейся воздушной цели. Исходной информацией при этом служат три пространственные координаты цели, определяемые в режиме online оптическими или радиолокационными приборами. Существенным достоинством ПУАЗО-3 было также наличие в них «параллаксеров» устройств, позволяющих использовать данные одного радара для стрельбы нескольких батарей, размещенных в разных местах. Поступление на флоты СОН-2, принципиально нового типа вооружения, планировалось на первую половину 1942 года. Все это потребовало наряду с традиционными специалистами срочно готовить для ПВО баз офицеров по боевому применению принципиально нового вооружения, основанного на самых последних достижениях науки. Остается кратко напомнить о реальной ударной силе частей флотских зенитчиков. Для этого обратимся к документам Центрального военно-морского архива (Отд. ЦВМА, ф. 138, д. 5153, лл. 14-15) и красочным плакатам тех дней «Гвардия Советских морей», посвященным 1-му гвардейскому зенитно-артиллерийскому Севастопольскому полку. В них отмечается, что личный состав полка, обороняя Севастополь с воздуха и суши, за один год войны (22.06.41-3.06.42) сбил 171 самолет, подавил 53 артиллерийских и минометных батареи, уничтожил 84 танка, а также до 14 тысяч солдат и офицеров. За это время трем военнослужащим полка было присвоено звание Героя Советского Союза. Обращаясь затем к юным читателям с тем, чтобы они смогли ощутить пафос боя, автор предлагает им представить себя мысленно на поле брани под Севастополем в начале лета 1942 года. Итак, вы, молодой офицер, выпускник Училища ПВО, специалист, к примеру, по боевому применению зенитных пулеметов М-4. Однако сегодня вам не до самолетов, враг наступает с тыла, и ваш счетверенный «максим» огненным дождем неистово поливает фрицев, рвущихся в город и главную базу ЧФ с суши. Кстати, командиром одного из подобных взводов вполне мог быть сын легендарного героя гражданской войны Г.И. Котовского. Котовский-сын в 1941 году окончил гуманитарный факультет Киевского университета, был приписан к флоту, окончил Училище ПВО и успел повоевать под Севастополем. А познакомились мы, как это часто случается, в училищной столовой. Оказались общие интересы географического плана.
Однако пора вернуться в Стрельну. Именно здесь, в Синем зале Константиновского дворца, 10 августа 1941 года примут воинскую присягу все те, кому было суждено стать первыми командирами и ввести в строй боевых все станции орудийной наводки СОН-2, поступившие на флоты в следующем году. Одновременно там же, во дворце, начнут свою специальную подготовку и многие из тех офицеров, на чьи плечи затем ляжет огромная ответственность за незамедлительный ввод в действие новых приборов управления огнем ЗА-ПУАЗО-3. В ускоренном порядке продолжалась также и подготовка офицеров традиционных для ПВО специализаций.
Многое было необычно во вновь созданном учебном заведении. Того требовала военная обстановка. Подготовка офицеров новых профилей должна была быть не только качественной, но и ускоренной. И пути решения возникшей проблемы были найдены. Прежде всего, пришлось отказаться от привычного способа комплектования его переменного состава. Курсантами зачислялась молодежь с высшим, преимущественно инженерным или университетским образованием. Последнее позволило исключить из учебных планов училища ряд физико-математических дисциплин, формирующих базу для усвоения специальных курсов. Непривычным зачастую был и подбор преподавателей. Чтение ряда радиотехнических дисциплин поручалось самим курсантам с близким гражданским образованием. Пришлось даже ввести новое сугубо неуставное воинское звание. Начало занятий при этом сопровождалось докладом дежурного со словами: «Товарищ курсант-преподаватель!..» Нововведение себя полностью оправдало, и вскоре всем им присвоили звание старший техник-лейтенант. Вспоминая прошлое, следует отдать должное постоянному составу вновь созданного училища. Жгучая ненависть к фашизму и желание конкретным делом выразить свою преданность Родине позволило им буквально за считанные месяцы подготовить из вчерашних студентов столь необходимых для флота офицеров, уровень знаний которых вполне соответствовал требованиям международного стандарта. Преподавателям при этом приходилось преодолевать еще и ряд специфических затруднений, обусловленных частой сменой моделей матчасти и практически полным отсутствием описаний. Затем училище эвакуируется на Волгу, в г. Энгельс, где в первой половине 1942 года производит два выпуска лейтенантов (10 и 26 человек) по боевой эксплуатации СОН. Это позволило на флотах незамедлительно ввести в строй все поступившие на тот момент стрельбовые радары. Без особых трудностей были сформированы также и боевые расчеты радиометристов. Их основные номера готовились из младших командиров, получивших начальное радиотехническое образование во флотских учебных отрядах.
Обращаясь далее к хронологии, отметим, что впервые радары для ЗА нашли боевое применение на Северном флоте. Первая СОН-2 была развернута в его главной базе (г. Полярный) весной 1942 года. Станцию разместили на сопке Вестник вблизи Екатерининской гавани. С этого времени батареи ЗА и корабли в базе получают возможность при отражении налетов всегда вести только прицельно-сопроводительный огонь. Для СФ этот день определил момент его вступления в эпоху современного оружия высоких технологий. Вводом в строй первого радара в Полярном руководил А.Л. Генкин, в дальнейшем вице-адмирал, начальник Центрального управления ВМФ. Монтаж и настройку станции выполнили десять первых выпускников Училища ПВО ВМФ. Затем молодых лейтенантов распределили по флотам, где они сформировали и вступили в командование подразделениями СОН. Появление радаров в системах ПВО баз оказало существенное влияние на тактику применения ЗА и ИА. Полностью отпала потребность в постановках завес малоэффективного заградительного огня, осуществляемых, при отсутствии видимости, по личному впечатлению командира Не менее существенными были перемены и в тактике ИА. Отпала необходимость в непрерывном барражировании истребителей-перехватчиков. Это в свою очередь позволило сохранить жизнь многим молодым летчикам. Радары лишили фашистских асов возможности одерживать легкие победы в операциях, получивших у нас название «свободная охота». Ранее не раз приходилось наблюдать, как внезапно в небе над базой появлялась пара «мессершмиттов», ведомых наверняка первоклассными пилотами. Неравный бой зачастую был коротким и оканчивался победой немцев. Относительная легкость их побед определялась еще и тем, что из-за повседневных перегрузок личного состава морской ИА на барражирование часто назначались молодые, недостаточно опытные летчики.
Однако вернемся к тем трудностям, которые успешно преодолевались преподавателями нового училища. Ранее отмечалось, что за годы войны радиолокационная техника претерпела коренные изменения. Неизменными оставались лишь принципы локации. На смену метровым радиоволнам пришли волны сантиметрового диапазона, быстро и хитроумно повышалась точность измерения координат целей, интенсивно внедрялась автоматизация процессов их измерения. И все это выпускники Училища ПВО должны были знать. Мало того, на пороге войны с Японией на вооружение ПВО военно-морских баз начали поступать комплексные системы, ключевым элементом которых, как и прежде, оставался стрельбовый радар. Первый подобный комплекс был направлен во Владивосток. Комплекс объединял трехмерный радар с автоматическим измерением координат целей, прибор управления огнем
(ПУАЗО) и батарею в составе четырех крупнокалиберных орудий. Пушки наводились на цель автоматически. Всю систему в единый комплекс объединяла силовая синхронная связь. Своевременный ввод первого комплекса в строй (Главная ВМБ ТОФ) осуществили выпускники Училища ПВО С. Воронин, И. Рудницкий и автор этих строк. Разрешение на боевое применение комплекса поступило в ночь на 9 августа 1945 года.
Настало время напомнить читателям о судьбе первого набора курсантов. Она была одновременно героической и трагичной. Первоначально Училище ПВО было сформировано весной 1941 года в Либаве. В Училище зачислялись юноши, имевшие ранее отсрочку от воинской службы до завершения высшего образования. В них удачно сочетались общая культура, образованность и патриотизм. И неудивительным стало то, что, когда началась война, они проявили массовый героизм и необыкновенную стойкость. А война для них началась с первого часа. До Мемельского плацдарма немцев было всего 22 км. Немедленно из офицеров и курсантов училища формируется батальон морской пехоты (450 чел.), который занимает позицию в восточном секторе рубежа обороны города и ВМБ. Командование батальоном принял полковник А.А. Томилов - начальник цикла общевойсковых дисциплин, а комиссаром назначается полковой комиссар А.В. Горожанкин. Командирами рот становятся капитаны Мелков, Орлов и Золотарев. Активные боевые действия батальона заслуживают отдельного описания. Сейчас же напомним лишь о совместных действиях курсантов и моряков с эсминца «Ленин». Под руководством преподавателя училища капитана В.А. Орлова была успешно проведена классическая армейская операция, называемая «разведка боем». В результате был нанесен существенный урон врагу, но велики были и наши потери, курсантам явно не хватало солдатской сноровки. Четверо суток немцы не могли преодолеть поспешно созданного рубежа обороны. Лишь вечером 26 июня поступило приказание оставить Либаву и выходить из окружения. Задача была не из простых. Первая попытка окончилась неудачей. Когда до врага оставалась сотня метров, фрицы открывают огонь из всех видов оружия. Из пушек стреляли прямой наводкой, завязался бой. Несмотря на бесстрашие и массовый героизм, первая атака захлебнулась. Смертью храбрых на поле боя пали полковник Томилов, полковой комиссар Горожанкин, капитаны В. Щелков, Коптин и многие курсанты. Пришлось отойти на исходные рубежи обороны. Затем следующей ночью, преодолев с боем заслоны врага, они вырываются из окружения, и днем 28 июня в составе небольшой группы оставшихся в живых присоединяются к своим войскам.
Восстановлению училища ПВО в Стрельне и его последующей работе активно содействовали офицеры наркомата ВМФ. По приказу генерал-лейтенанта артиллерии В.Д. Сергеева первые экземпляры новых моделей техники прежде всего направлялись в училище. В Москве регулярно проводились сборы офицеров с флотов, на которых изучалась поступающая техника. На сборы нередко приглашались видные ученые, знакомившие офицеров с ближайшими перспективами развития радиотехнического вооружения.
В заключение несколько слов о том влиянии, которое оказало неординарное военно-морское учебное заведение в Стрельне на существующую систему подготовки офицерских кадров ВМС. Но прежде напомним, что своим появлением в Константиновском дворце новое училище было, прежде всего, обязано Главкому ВМС адмиралу Н.Г. Кузнецову, который объективно оценивал роль авиации в предстоящей войне. Этому несомненно способствовало его непосредственное участие в гражданской войне на Пиренеях (1936-1939), которую Гитлер использовал, как полигон для отработки основополагающих идей «блицкрига». Именно там и тогда впервые нашли боевое применение столь крупные авиационные соединения, каким был «Легион «Кондор» (свыше 600 боевых самолетов). Кстати «легионом» в те годы командовал первый ас фашистской Германии (с 16.02.43 генерал-фельдмаршал авиации) фон Рихтгофен, фигура хорошо знакомая летчикам истребителей и артиллеристам-зенитчикам ЧФ. Во второй половине 1942 года он возглавил 4-й воздушный флот «люфтваффе», пилоты которого поддерживали с воздуха наступающие сухопутные войска в битве за Кавказ. То, что фашистские пилоты свое дело знали, могу засвидетельствовать лично.
До конца 1942 г. на важнейший узел коммуникаций, прифронтовой город-порт и ВМБ Туапсе, где в то время служил автор, было сброшено около 10.000 авиабомб, примерно столько же, как и на Лондон, во время операции «Морской лев» (вторая половина 1940 г.). Город Туапсе был разрушен полностью, однако главной своей цели немцы не добились. Морской порт и ж.д. узел города работали бесперебойно. В результате наши войска на Северном Кавказе получали все необходимое. Но это было уже заслугой тех, кто оборонял небо над Туапсе, в их числе и заслугой личного состава двух радаров, командирами которых были выпускники училища ПВО ВМФ. Тогда же практически ежедневно все мы (ИА и ЗА) получали прекрасные уроки того, как следует и как не следует воевать. При этом на квалификацию обучающих обижаться не приходилось…
В пятидесятые годы прошлого столетия, в эпоху расцвета высшего военно-морского образования, такие выдающиеся его организаторы, как А.И. Берг, М.А. Крупский и Л.Ф. Колышев, не могли оставить без внимания тот уникальный боевой опыт, которым располагали выпускники училища ПВО, и не привлечь их к педагогической деятельности. В результате многие из них (П. Авдеев, В. Елисеев, А. Дикий, Н. Никольский, И. Рудницкий, С. Устинов, А. Тупысев, В. Никитин, А. Издебергский, С. Каплин Л. Маковкин и др.) приняли непосредственное участие в формировании специальных кафедр радиотехнического профиля во вновь создаваемых учебных заведениях. Тогда же, и это имело первостепенное значение, преподавательским составом этих кафедр впервые были написаны официальные учебники по ряду профилирующих дисциплин. Позднее они, будучи опубликованными военным издательством, поступят на книжные полки библиотек академий и высших училищ страны. Все это позволит сохранить и передать последующим поколениям офицеров опыт боевой эксплуатации радиотехнического оружия, накопленный нами во время Великой Отечественной войны, войны жестокой и коварной, не прощающей промахов.

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.