на главную
ЛенВМБ и ВМУЗ - Санкт-Петербург
клуб любителей еженедельника
Главная    |   Автора    |   Редакция    |   Архив    |   Форум


25 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Морская газета - 10 июля 2007; Ветеран - 16 декабря 2007, 9 сентября 2006, 22 февраля 2006.

21 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: Флот - 17 мая 2008, 16 апреля 2008, 19 марта 2008, 22 февраля 2008, 14 января 2008, 15 декабря 2007, 8 марта 2007; Морская газета - 26 апреля 2008.

4 июля 2008 // Архив пополнен номерами от: 25 ноября 2007, 1 декабря 2007, 1 января 2008.




За тралами - чистая вода
Автор: Г. БОЙКО, участник минной войны на Балтике.   
5 июня 2006 года - для жителей Санкт-Петербурга - Ленинграда и для Балтийского флота - значимая историческая дата - 60-летие прорыва морской минной блокады Ленинграда. Целый год после окончания Великой Отечественной войны были закрыты фарватеры Восточной Балтики. Но героическими усилиями наших моряков их удалось открыть.
 
 
Минная война на морях СССР, начавшаяся в июне 1941 года, непрерывно продолжалась до декабря 1957 года. Особенно жестокой она была в нашем регионе.
Первые дни войны
В 1941 году, только что закончили учебу, как началась война. Враг рвался к Ленинграду. В конце июля учеников собрали в школе и предложили участвовать в оборонительных работах. Нас привезли на Карельский перешеек, на станцию Лосево, и разместили на хуторе, на берегу озера Суанта-Ярве. Копали мы противотанковый ров. Погода была хорошей, в лесу стояла тишина. Было тихо, и совсем не чувствовалось, что где-то рядом идет война. Но так продолжалось недолго.
Однажды утром над нами пролетел немецкий самолет, видимо, разведчик, а на противоположном берегу озера появились немецкие танки и мотоциклисты. Приехавший на лошади пограничник приказал быстро окончить работу и двигаться на станцию Сосново (Рауту). Весь остаток дня и ночь мы шли и бежали по лесной дороге. Запомнилось, что на станции репродуктор вещал о потерях. Где-то рядом шёл бой. Отчетливо было слышно стрельбу и разрывы снарядов. Нас погрузили в вагоны, и мы благополучно доехали до Ленинграда.
Судьба у ребят в блокадном городе сложилась по-разному. Город регулярно бомбили по ночам, сбрасывали «зажигалки», а днем обстреливали снарядами. Начался голод. Да и зима была очень холодной. Люди умирали. Город стал настоящим фронтом. Мне и ещё двум ребятам - Володе Загулину и Саше Кулакову - повезло. В октябре 1941 года нас приняли учениками в мастерские Ленинградского физико-технического института им. А.Ф. Иоффе, где мы работали в составе инициативной группы по размагничиванию кораблей КБФ, и все трое получали рабочую карточку. В этом же институте работали наши родители. Жили мы с мамой в стенах института.
Моя рабочая и мамина служащая карточки помогли нам выжить в голодую зиму. Я ежедневно ходил в булочную и, стоя в очереди, слышал взрывы - это взрывали землю на Пискаревском кладбище для захоронения ленинградцев, погибших в блокадную зиму.
Случилось и мне однажды выручить мамину сослуживицу. Иду с хлебом, увидел её сидящей у забора, поднял и поделился хлебом. Она выжила в блокаду.
Добровольцами на флот
Мы втроем ушли на флот добровольцами. И наши мамы молча, благословив, проводили нас в путь… Но случилось так, что в 1942 году я был направлен Выборгским райвоенкоматом в школу младших командиров на Охту. Обстановка на фронте была тяжелая, требовались кадры. Школа была на казарменном положении. Занимались военной подготовкой, изучали оружие. Отпускали только за карточками для питания, которые мы ежемесячно получали на предприятии, где работали. В один из таких «походов», зная, что идет набор юнг, обратились с ребятами в ОРСу КБФ с просьбой зачислить на флот добровольцами. Просьбу нашу удовлетворили и сказали, что со школой уладят. Нас направили в Балтийский флотский экипаж, где и зачислили в роту юнг. Переодели во флотскую форму. С Финляндского вокзала довезли до Лисьего Носа, а далее на баржах и буксирах - в Кронштадт. Переправа работала скрытно, так как немцы находились в Петергофе.
В учебном отряде я был распределен в электромеханическую школу имени Железнякова. Обучали по ускоренной программе. После завтрака в классы шли по Флотской улице до Морзавода, и обязательно с песней. Гордились морской формой с ленточками на бескозырках и тем, что на нас с уважением смотрят люди.
Курс подготовки был кратким - четыре месяца, так как надо было заменить ушедших на сухопутный фронт моряков. По окончании учебы мы приняли присягу, хотя возраст был не призывной - по 16-17 лет. И здесь же нам вручили первую в этой тяжелой войне награду - медаль «За оборону Ленинграда».
В декабре я, а также Кирилл Семенов, Володя Дмитриев, Саша Малашенков, Костя Регентов, Саша Горбачев были направлены в Ленинград, на завод «Русский дизель», где на стапелях строили тральщики «стотонники». Там же их спускали на воду, комплектовали экипажи, проводили швартовные испытания. Нашим МБТЩ командовал капитан 3 ранга В.К. Кимаев. Большой души был человек. К сожалению, погиб при боевом тралении в 1944 году в Нарвском заливе на флагманском корабле, который при подрыве на мине на глазах других экипажей мгновенно ушел под воду вместе с людьми.
Минная война в действии
Боевое крещение я получил при постановке мин у финского берега. Погрузив в кронштадтском форте «Чумный» мины, рано утром пришли в заданный район. При постановке мин тральщик бросало на волне из стороны в сторону. Находясь на верхней палубе, успел ухватить падавшего за борт старшину минеров Пашу Горелова. Нас спасла леерная стойка, за которую мне удалось уцепиться. Так и держался, пока не подоспела помощь. Забегая вперед, скажу, что в 1971 году при получении знака «Ветеран ДКБФ» свиделись с Павлом в Матросском клубе. Обнялись, как братья…
В 1944 году под командованием капитана 3 ранга Дибело беспрерывно участвовали в боевых операциях по переправе воинских частей и техники в районы Усть-Луги и Нарвы. На переходах тралили проходы в минных полях вдоль побережья по мере продвижения фронта на запад. В Таллин пришли осенью. Отступая, немцы минировали проходы в гавани, взрывали причалы. База была у острова Аэгне.
Осенью 1944 года Финляндия вышла из войны. В составе дивизиона мы переправляли из Хельсинки в Эстонию наших солдат. При переходе по шхерам из Порккала-Удд на Ханко наш дивизион был атакован немецкой подводной лодкой… Торпеда, настроенная на циркуляцию, кружила по спирали, но благодаря слаженным действиям командира, рулевого, мотористов столкновения удалось избежать.
Моонзундское сражение
В конце сентября 1944 года тральщики ТЩ-351 и ТЩ-372 (командиры Пустынников Б.М. и Кочетков К.И.) были направлены для участия в операции по освобождению Моонзундских островов, в которой лично участвовал командующий флотом адмирал В.Ф. Трибуц.
После обстрела и высадки десантов первыми были освобождены острова Вирмс и Даго. Немцы закрепились на Эзеле. Оборонительные линии были на полуострове Свобре (Сырве). Укрепления на возвышенности занимали господствующее положение над Курляндским плацдармом. Подходы с моря были заминированы, и прорвать с ходу немецкие рубежи нашим войскам не удалось. Боевая обстановка осложнялась еще и тем, что крупные корабли флота из-за минной опасности оставались в Кронштадте и Ленинграде и не смогли принять участие в Моонзундской операции. Мы под огнем противника уничтожали мины на подходах к острову. За тралами провели канлодки «Зею» и «Оку», бронекатера, чем обеспечили высадку наших десантов.
Штурм немецких траншей начался на рассвете. «Катюши» смертоносным огнем уничтожали вражеские укрепления. Огонь вели канлодки из 130-мм пушек и армейская наземная артиллерия. С воздуха дополняла удар штурмовая авиация. Самолеты накатывались волна за волной, поражая немцев огнем из пушек, пулеметов, реактивных снарядов. Земля буквально горела. Немцы огрызались, но были отброшены и опрокинуты в воду Ирбенского пролива, где их добивали наши катерники. Уйти в Либаву удалось немногим. В этом сражении я получил контузию, но тральщик не покинул.
За активное участие в боевой операции на островах и освобождение Эстонии награжден Грамотой Верховного Главнокомандующего и медалью «Ушакова».
На обратном пути в Таллин наш тральщик был атакован подводной лодкой. По боевой готовности стоим на палубе. Подходит к нам трюмный Миша Дудукин и говорит:
- Было мне видение, будто бы в нас лиса в воде тычется, а мы ее вилами, вилами…
И тут же увидели идущий на нас след торпеды… К счастью, торпеда прошла под килем и взорвалась у берега.
Катера-охотники начали бомбометание. К сожалению избежать потерь не удалось. Шедший за нами в строю тральщик был торпедирован и затонул.
Последующий выход был связан с блокированием окруженной в Либаве группировки врага.
9 мая 1945 года радист сообщил о капитуляции Германии.
За участие в этих боях я был награжден второй медалью «Ушакова» и медалью «За Победу над Германией».
Продолжение войны
Для нас дата 9 мая 1945 года не означала конец войны. Несмотря на капитуляцию Германии, противник своим скрытым в глубинах моря боевым оружием продолжал уничтожать корабли, суда и их экипажи (в период после 9 мая 1945 года в европейских водах подорвались 558 кораблей и судов, из которых 290 затонуло. В операциях боевого траления, в период после 9 мая 1945 г. подорвались 29 наших тральщиков, 17 из них затонули вместе с экипажами).
Ленинград оставался в морской минной блокаде. С нарастающей интенсивностью соединения минных тральщиков продолжали вести боевые действия с тысячами мин в минных рубежах и заграждениях.
Минную обстановку на Балтике отразил в своей директиве от 25 октября 1945 г. № 232с НК ВМФ Н.Г. Кузнецов: «Плавание кораблей и судов в Финском заливе по-прежнему небезопасно. Протраленных и открытых для плавания фарватеров, соединяющих Балтийское море с Датскими проливами, нет. Условия плавания кораблей и судов не гарантирует безопасность и не обеспечивает потребности народнохозяйственных перевозок».
Еще в конце 1944 г. СССР поддержал инициативу Англии о совместных действиях по уничтожению минной опасности в европейских водах силами союзных флотов, с привлечением флотов прибалтийских стран. Созданная (с центром в Лондоне) Международная организация определила зону ответственности СССР - Балтийское, Баренцево, Белое, Черное моря и река Дунай.
На Ялтинской конференции в феврале 1945 г. СССР обязался после окончания войны в Европе объявить войну Японии. Поэтому порядок и сроки послевоенной демобилизации военнослужащих армии и флота правительством были определены только после победы над Японией, но, кроме личного состава соединений минных тральщиков и судов их обеспечения, непрерывно продолжавших боевые действия по ликвидации минной угрозы на морях (поэтому я прослужил 9 лет).
В 1945 г. командиром нашего дивизиона был назначен Герой Советского Союза Ф.Е. Пахальчук. С этим боевым комдивом ликвидировали минную опасность на позициях: Нарген - Порккала-Удд, Осмусар - Муху, Кунда, Нарвский залив, Гогланд.
5 июня 1946 года минно-тральные силы флота длительными напряженными боевыми действиями пробили путь в минных полях противника на главной водной артерии Финского залива - Большом Корабельном фарватере - от Кронштадта до фарватера Таллин - Хельсинки и далее в Балтийское море, обеспечили безопасное плавание кораблей и судов с любой осадкой. Тем самым осуществили прорыв морской минной блокады Ленинграда.
Кроме операций боевого траления, проводили за тралами суда с народнохозяйственными грузами по Южному и Северному фарватерам. И всюду мины, мины, мины…
В технике поиска и уничтожения мин на суше и на море есть принципиальное различие. Сухопутные саперы оружие поиска - искатель мин - держат перед собой, стоят на твердой земле. Морские же саперы (минеры) идут «вслепую» по минному полю, буксируя за кормой корабля противоминное оружие - трал. Снабженные различными устройствами детонаторов, реагирующими на электромагнитное, акустическое, гидродинамическое поле корабля, вражеские мины взрывались и под кораблем, и в тралах. Гибли корабли и люди.
Всплывшие и штормами сорванные с якорей «плавающие» мины расстреливать из пулемета не рекомендовалось по той причине, что пуля, пробив корпус мины, может не уничтожить, а притопить мину и сделать её более опасной. Поэтому более надежным способом уничтожения подрезанных тралом и всплывших мин был подрыв ее взрывным патроном или расстрел из корабельной пушки, что не так просто сделать, так как на волне «болтает» как мину, так и корабль.
На подрыв мин со шлюпки я вызвался добровольно. Взрывы были мощными. Страха не испытывал, но впечатления остались на всю жизнь.
Места погибших и раненых при взрывах мин моряков, а также на вновь строящихся тральщиках, занимали, как и в Отечественную войну, моряки последующих воинских призывов. Продолжали уничтожать грозное боевое оружие врага до победного конца - до 1957 года, когда была ликвидирована минная опасность на основных фарватерах и районах моря и полностью снята морская минная блокада Ленинграда.
В 1947 г. по запросу Военно-воздушной академии я был назначен обучать морскому делу морских летчиков - управление катерами, хождение на веслах, под парусом и т.д.
После этих 9 боевых флотских лет
После демобилизации в 1951 г. работал и учился в политехническом институте, который окончил в 1961 г. по специальности инженер-электрик.
Ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда. Награжден знаком воинской доблести «За боевое траление». Состою в обществах «Юнги Балтики» и Совете «ОВРов и бригад траления ДКБФ». Всех нас объединяет любовь к флоту и пережитые в прошлом события военного времени.

 
« Пред.   След. »


поиск


подписка

ОК









Рейтинг@Mail.ru
Copyright © 1998-2017 Входит в Центральный Военно-Морской Портал. Подписка на газету: (812)311-41-59. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Вопросы и предложения. Создание сайта - компания ProLabs.